Два года назад во Франции запретили покупку секс-услуг: что изменилось?
Фото: Getty Images
Два года назад во Франции запретили покупку секс-услуг: что изменилось?

В 2016 году во Франции решили изменить подход в борьбе с проституцией переняли так называемую "шведскую модель". Всех проституированных признали жертвами насилия и ввели наказание для их клиентов. Что изменилось с тех пор? Удалось ли нанести удар по системе проституции, как заявляли разработчики закона? Как эти меры оценивают сами секс-работники? 

Тема проституции вызывает огромное количество споров. Полемика сводится в принципе к одному вопросу: может ли проституция быть добровольным и полностью свободным выбором или это всегда проявление насилия и гендерного неравенства? Ведь подавляющее большинство вовлеченных в проституцию - женщины. 

Поэтому в правозащитной среде нет даже единого мнения о терминах, в которых описывать это явление. Можно ли проституцию называть секс-работой, чтобы побороть стигму? Или этот термин банализирует насилие, с которым так часто встречаются проституированные? К последнему склоняются ряд феминисток, правозащитников и врачей, которые считают, что женщины не могут быть объектами купли-продажи, поэтому нужно делать все возможное, чтобы это явление исчезло. Этот подход называется аболиционизмом - по аналогии с движением за освобождение рабов. 

В мире есть разные подходы к проституции. Но нигде в мире нет и идеальной законодательной модели. В России, например, проституция де-юре запрещена совсем, но де-факто широко распространена, а крайними часто оказываются сами проституированные женщины. В Новой Зеландии секс-индустрия декриминализована с 2003 года, то есть торговля сексом не наказывается. А в Германии она легализована с 2002 года как бизнес, облагается налогами, ее контролирует государство, выдает лицензии так далее. При этом нигде не удалось побороть сексуальную эксплуатацию и вовлечение в проституцию детей. А Германия и Нидерланды, где проституция легализована, стали странами для траффикинга: туда привозят женщин с целью продажи. 

Есть еще и скандинавская модель. В Швеции и некоторых других странах Европы запрещена покупка секса, но нет наказания за его продажу. Франция в 2016 году встала на "шведский путь" и решила бороться с самой системой проституции, наказывая клиентов. 

Что такое "шведская модель" и за что ратуют сторонники скандинавского подхода? 

Сторонники шведского подхода считают, что проституция - это всегда насилие, даже если и совершается за деньги. У мужчин нет никакого "права на секс", а проституированные - не преступницы, а жертвы. Поэтому наказывать следует клиентов и сутенеров. 

Впервые такой закон заработал в Швеции в 1999 году. Затем его переняли в Норвегии, Исландии, Великобритании, Франции. 

Точных данных о том, как криминализация клиентов повлияла на число вовлеченных в проституцию, нет. В Швеции внедрение этих мер совпало с приходом интернета, который полностью перекроил ситуацию. Во всяком случае шведский минюст утверждает, что уличная проституция за это время сократилась вдвое. 

Вот что рассказывала прокурор Стокгольма Лисе Тамм в эфире France 24: "В Швеции стало намного меньше проституции. Независимые секс-работники - это очень миноритарная, маргинальная вещь. У нас в Швеции таких мало. Подавляющее большинство - это иностранки, жертвы торговли людьми, у них есть сутенеры, которые отбирают их заработок. Если не будет спроса, не будет клиентов, то проституция сократится и, возможно, совсем исчезнет вместе с сутенерством и торговлей людьми. Проституция - это не работа, как любая другая. Это деятельность. И надо проговаривать что это такое. Женщины, с которыми я встречалась, рассказывают, что в них проникают по десять раз в день разные неизвестные им мужчины. По-моему, это не работа. Согласиться на это можно. На все можно согласиться. И ко всему можно привыкнуть. К домашнему насилию тоже привыкают". 

Франция встала на "шведский путь" весной 2016 года. Во Франции покупка секс-услуг с тех пор карается штрафом в 1500 евро (до 3500 в случае рецидива). Государство еще предлагает социальную поддержку женщинам, решившим завязать с проституцией, а иностранкам без вида на жительство - возможность легализоваться. 

Новый закон пришел на смену мерам, принятым при президенте Николя Саркози в 2003 году. Тогда ввели наказание для проституированных за "приставания" к прохожим. 

Закон 2016 года правительство социалистов представило как большой шаг вперед для защиты женских прав и борьбы с сексуальной эксплуатацией. Но запрет на покупку секса вызывает споры не только в политических, но и в правозащитных, медицинских и феминистских кругах. 

За что шведскую модель критикуют во Франции? 

Профсоюзы секс-работников указывают на ряд недостатков нового закона. Они жалуются, что этот закон загнал секс-работников в подполье, а их жизнь стала еще беднее и опаснее. 

Ряд правозащитных и медицинских ассоциаций к двухлетию криминализации клиентов закона провели исследование, опросив около 600 человек, вовлеченных в проституцию. Подавляющее большинство опрошенных - 88% - высказались против штрафов для своих клиентов. 

Одна из авторов этого опроса, исследовательница Элен Ле Бай в интервью RFI говорит, что с 2016 года число клиентов снизилось, но число секс-работников не изменилось. Из-за этого, по ее словам, проституированные попадают в порочный круг насилия. 

"У многих стало меньше клиентов. Особенно у тех, кто работает на улице, но и у тех, кто работает через интернет. Это неизбежно приводит к снижению их доходов. И тут начинается порочный круг. Люди начинают соглашаться на более рискованные практики - принимать клиентов, в которых они не уверены, работать в более изолированных местах, работать без презерватива. Сегодня есть люди, которые говорят, что у них не остается выбора. Они ничего не заработали за день, за неделю. И они соглашаются и идти в квартиры к своим клиентам, что тоже рискованно", - говорит Элен Ле Бай. 

В исследовании подчеркивается, что эта мера создает повышенные риски для здоровья проституированных (они, например, чаще рискуют заразиться ВИЧ), а также для их психики. Кроме того, 70% опрошенных говорят, что их отношения с полицией ухудшились. 

Что предлагают сами профсоюзы секс-работников? 

Некоторые секс-работники обвиняют феминисток-аболиционисток в том, что они присваивают себе их голоса, сводят их жизнь к статусу жертв и обесценивают их выбор заниматься проституцией. "Не надо нас спасать и освобождать, мы сами о себе можем позаботиться", - говорят они. 

"Все-таки нужно понимать разницу между изнасилованием, насилием и добровольной секс-работой, - говорит бывшая порно-актриса и писательница Овиди в эфире France 24. - Если проституированную или проституированного насилуют, они прекрасно это отличают от добровольного секса с клиентом. Но их не слушают! Как будто это дети. И когда проституированные говорят, что свободно занимаются этим трудом, их отказываются слушать, потому что этот выбор не понимают. Я слышала такие аргументы и в отношении порно-актрис. Говорят: ой-ой-ой, они совершенно не отдают себе отчет в том, что они жертвы патриархальной системы, мужского доминирования. Как будто это какие-то наивные идиотки. Это не так". 

Французский профсоюз секс-работников Strass выступает против как криминализации проституции, так и ее легализации по немецкому образцу. Они не хотят контроля со стороны государства и особого статуса для секс-бизнеса. Такой подход они считают "морализаторско-гигиенистским", ведь проституция признается "необходимым злом", которое нужно загнать в рамки, чтобы обезопасить самих секс-работников и общество "от венерических болезней и морального разложения". Сами они за "самоорганизацию секс-работников в борьбе с их эксплуататорами", а также за свободу распоряжаться собственным телом. Все запретительные меры ведут к тому, что проституированные оказываются в "подполье" и подвергаются еще большим рискам, - говорят они. 

Какие аргументы у сторонников аболиционизма? 

Ряд ассоциаций и специалистов настаивают на том, что скандинавская модель самая прогрессивная. Группа французских медиков (психологов, врачей-инфекционистов, гинекологов и других) в апреле 2018 года подписали открытое письмо, где говорится, что вредит здоровью проституированных не криминализация клиентов, а сама проституция, которая всегда является насилием. А с насилием надо бороться, а не подстраиваться под него. 

"Насилие не обрушилось внезапно на проституированных 13 апреля 2016 года (в день вступления в силу закона), - говорят врачи. - Бедность, опасные условия, проблемы со здоровьем всегда были частью их жизни". 

Согласно исследованию от 2013 года, которое они цитируют, по меньшей мере 38% проституированных подвергались изнасилованиям, 51% - физическому насилию, 64% - психологическому насилию за последние 12 месяцев. Чаще всего насилие совершали именно клиенты. 

Врачи, подписавшие открытое письмо, настаивают, что совершенно несправедливо говорить о связи между повышенными рисками ВИЧ-инфицирования и запретом на покупку секса. В пример они приводят Нидерланды и Испанию, где разрешена как покупка, так и продажа секс-услуг. В этих странах не наблюдается низких показателей по ВИЧ среди проституированных. 

Сторонники шведской модели предлагают обратить внимание на позицию тех, кто оставил проституцию. Бывшая проституированная женщина Розен Ишер в 2014 году пешком пересекла Францию и пришла в Париж, требуя принять закон, которых наказывал бы клиентов. Розен Ишер подчеркивает: "Проституция - это не право. Нет права купить или продать женщину". 

Помогает ли французское государство выйти из проституции? 

Во Франции люди, решившие или решившиеся выйти из проституции, могут получить соцподдержку. Большинство опрошенных "Врачами мира" хотят изменить свою жизнь, но "путь к выходу" - слишком тернист. Возможная госпомощь - всего 330 евро в месяц, а получить ее могут только, те, кто уже полностью прекратил заниматься проституцией и доказал серьезность своих намерений. 

Чтобы получить пособие, нужно еще иметь легальный статус. По данным правозащитников, около 90% людей, вовлеченных в проституцию во Франции, - иностранцы. Большинство из них не имеет вида на жительство. 

По новому закону, эти люди могут рассчитывать на получение полугодового вида на жительство, если закончат заниматься проституцией и "встанут на путь социальной и профессиональной интеграции" (такую формулировку профсоюзы секс-работников считают дискриминационной и предпочитают говорить о "профессиональной переориентации"). Но решение о выдаче или невыдаче документа остается за префектурой полиции. За два года всего около 50 человек попросили пособие, но некоторым из них было отказано в виде на жительство.

counter
Comments system Cackle