Германия: от мнимой микро-агрессии к реальной макро-трансформации
Фото: Getty Images
Германия: от мнимой микро-агрессии к реальной макро-трансформации

Пока политический истеблишмент и мэйнстримные СМИ Германии с жаром обсуждают мнимый расизм "белых немцев", уровень реальной преступности и террористической угрозы в стране продолжают расти, а демография Германии претерпевает значительные и необратимые изменения. 

Вместо того чтобы обратить внимание на реальные проблемы, беспокоящие рядовых граждан, политический истеблишмент Германии рьяно криминализует инакомыслие. Лишь недавно правительство Меркель приняло так называемый "закон против разжигания ненависти в социальных сетях" (NetzDG). 

При этом те иммигранты, которые пытались опровергнуть в социальных сетях утверждения о распространенности "микро-агрессии" со стороны коренных немцев, столкнулись с насилием, и требованиями замолчать. 

На фоне продолжающей усугублять волну преступности и пополнять ряды джихадистов в Германии политики "открытых" дверей для иммигрантов, продвигаемой канцлером Ангелой Меркель, в социальных сетях страны была развернута интенсивная кампания осуждения. Протестует же эта кампания, отнюдь, не против "открытых" границ или радикального ислама, но против того, что было названо расистской "микро-агрессией", с которой, якобы, приходится сталкиваться в Германии иммигрантам и беженцам. 

Под хэштегом #MeTwo, множество жителей Германии из числа иммигрантов, беженцев и общественных активистов делятся историями о "повседневном расизме" в Германии. 

"Наши хорватские соседи считают нас "арабскими" студентами из Арабии (мы - тунисцы, а места под названием Арабия вообще не существует). Когда же я встречаю ее в здании, она никогда даже не улыбнется мне, никогда не ответит на мои приветствия, как будто я что-то ей сделала", пишет в Твиттере девушка из Туниса. 

- Эй вы, белые немцы. Если вы обиделись на #metwo, это не значит, что Цветные Люди лгут "обвиняя" нас в расизме. 

Все наше общество расистское. Да, и я тоже. Потому что так мы были воспитаны. Это не обвинение, это реальность. Изменим же это, - советует другой блоггер. 

"Нам нужно новое определение того, что означает быть немцем", - сообщил телекомпании Deutsche Welle инициатор движения Али Кан. 

Эта кампания сразу же была широко и активно поддержана государственными и частными СМИ, а также политиками.

"Вы поделились своей историей под хэштегом #MeTwo? Мы были бы рады представить ваши переживания в нашем телешоу", - сообщает общественная телерадиокомпания Deutsche Welle. В статье же, Deutsche Welle называет #MeTwo  "инструментом для обмена историями о повседневном расизме и предрассудках, с которыми приходиться сталкиваться в стране, не привыкшей к своему статусу желанной цели иммиграции". 

"Каждый, кто думает, что расизм больше не является проблемой в Германии, должен просматривать твитты #MeTwo", - утверждает в своем Твиттере министр иностранных дел Германии Хейко Маас. "То, сколько людей говорит об этом, производит сильное и болезненное впечатление. Давайте же выступать против расизма всякий раз, когда бы и где бы это не случалось". 

*** 

Кампания в Твиттере развернулась вскоре после того, как немецкий футболист Месут Озиль объявил о своем решении уйти из национальной сборной, столкнувшись с публичной критикой из-за своей широко разрекламированной встречи с президентом Турции Реджепом Тэйпом Эрдоганом. К слову, случилось это как раз, накануне турецких выборов, и последовало за крайне слабым выступлением Озиля на Кубке мира в России. 

Озиль, родившийся в Германии в турецкой семье, заявил, что покидает национальную сборную из-за расистских настроений, распространенных в футбольной федерации Германии (DFB) и среди болельщиков. "Я больше не буду играть за Германию на международном уровне, пока я чувствую этот расизма и неуважение", - сообщил он в письменном заявлении. 

В свою очередь, государственные и корпоративные СМИ Германии, которые, похоже, обожают потакать коллективному самобичеванию, с воодушевлением подхватили это "расистскую" историю. 

"#MeTwo стремится стать для иммигрантов и их потомков тем, чем #MeToo стало для женщин", - пишет немецкая общественная телекомпания Deutsche Welle. - Немецкий общественный дискомфорт при обсуждении вопросов расы, оставляет мало места цветным людям, озвучить свой опыт столкновения с расизмом, позволяя бытовой нетерпимости и скрытым предрассудкам, оставаться социально приемлемыми". 

"Молодой активист запустил хэштаг #MeTwo по следам скандала с Озилем, для того, чтобы инициировать долгожданную дискуссию о расизме в Германии", - сообщает немецкая деловая газета Handelsblatt . 

Движение #MeTwo – для тех "людей, чьи голоса не были слышны, и которые, получили теперь возможность говорить, превращая абстрактные понятия в реально осязаемые, трогательные свидетельства", - умиляется Süddeutsche Zeitung, крупнейшая широкополосная газета Германии. 

***

Али Кан, 25-летний турецко-немецкий активист, инициировавший кампанию, обосновывает необходимость движения, ссылкой на обложку журнала, где напротив немецкого туриста с фотоаппаратом в руках изображен туземец с луком и стрелой. Журнал "использует расистско-колониальные клише для своей обложки, закрепляя образ примитивных темнокожих людей. Этой причины уже достаточно, чтобы возвысить наши голоса", - утверждает Кан. 

Эта кампания о "ЦЛ" ("цветных людях"), рассказывающих "свои истории о расизме, происходящем в их жизни в Германии", - объясняет еще один немецкий активист, поддерживающий хэштаг #MeTwo. 

А Рахэль Байг, журналистка пакистанского происхождения, родившаяся в Германии, приводит обширный список случаев расистской дискриминации, с которой ей пришлось столкнуться. Так, например, она вспоминает о том, что ее "спросили во время выборов, может ли она голосовать и есть ли у нее немецкий паспорт", а еще, что "ее коллеги по работе сказали ей, что ее немецкий очень хорошо для иностранки", хотя она родилась в Германии. 

Еще один немецко-пакистанский журналист, лауреат журналистской премии CNN Хаснайн Казим жалуется на то, что однажды немецкий водитель автобуса закрыл перед ним дверь. 

***

При этом тех, кто попытается обнаружить реальные и более ощутимые доказательства расизма в немецком обществе, последовав за хэштегом #MeTwo, скорее всего, ждет разочарование. Поскольку большинство этих сообщений в социальных сетях, являются либо субъективными историями о мнимой несправедливости, усмотренной в отношении живущих в стране иммигрантов, либо описания обычных простых немцев как расистов и фанатиков. 

И потому возмущение, которое сейчас активно демонстрируют немецкие политики и центральные СМИ по поводу случаев "микро-агрессии" и плохого обращения с иностранцами в Германии, кажется надуманным и неуместным. 

Вместе с тем, с тех пор, как канцлер Ангела Меркель распахнула весной 2015 года границы Германии для массовой иммиграции, на страну обрушилась настоящая волне насильственных преступлений и террористических атак, совершаемых, как правило, именно иммигрантами. 

С начала иммигрантского кризиса в официальных статистических данных германской полиции был зафиксирован последовательный рост числа убийств, изнасилований и других насильственных преступлений, совершенных преступниками из иммигрантской среды. 

Однако, вместо того чтобы обратить внимание на реальные проблемы, беспокоящие рядовых граждан, политический истеблишмент Германии рьяно обвиняет инакомыслие в криминале. Лишь недавно правительство Меркель приняло так называемый "закон против разжигания ненависти в социальных сетях" - закон "NetzDG", удостоивший Германию сомнительной чести стать первой европейской страной, принявший столь репрессивный в плане свободы слова закон. 

В феврале же, когда группа немецких феминисток организовала в Берлине марш, чтобы повысить осведомленность общества о буквально настоящей эпидемии насильственных преступлений, совершаемых мужчинами-иммигрантами против женщин, их мирный марш был заблокирован протестующими, в том числе депутатами левый партий Die Linke и Green. 

В свою очередь Мариан Вендт  - депутат  парламента от правящей партии ХДС, партии канцлера Меркель, и вовсе, вместо того, чтобы выразить солидарность с этими женщинами, обвинил правую партию "Альтернатива для Германия" (АфД), поддержавшую этот женский марш в "провокации и самоутверждении за счет надуманного представления самих себя в качестве жертвы". 

При этом те иммигранты, которые попытались, было опровергнуть насаживаемый в социальных сетях нарратив о якобы широкой распространенности "микро-агрессии" со стороны коренных немцев, столкнулись с насилием, и требованиями замолчать. Так сирийская девушка-беженка, которая пыталась оспаривать эту тенденцию, подвергалась нападению за "высказывание сомнений в отношении реальных жизненных переживаний других людей" … 

"Как сирийке в Германии, мне еще ни разу не довелось встретить  хотя бы одного немецкого расиста, - написала она в Твиттере, и продолжила: 

- Германия дала мне возможность жить, делать то, что я хочу, считаться равной и ощущать жизнь вне рамок угнетающего патриархального дискриминирующего общества, в котором я родилась, и которое угнетало меня. За это я благодарна. # MyGermanDream. 

В ответ, один из пользователей Твиттера предположил, что она сумела уклонится от расизма, поскольку могла сойти за белую. 

*** 

Многие в Германии обеспокоены тем, что приток иммигрантов способен изменить демографию Европы и, в конечном счете, преобразовать Запад. 

Согласно последним отчетам немецкой разведки за последние пять лет число салафитов в стране удвоилось, впервые превысив число 10000 человек. Таким образом, пока немецкий политический истеблишмент и активистские СМИ заняты выявлением мнимой "микро-агрессии" внутри своего общества, огромное количество "новых жителей" страны, судя по всему осуществляют вполне реальную макро-трансформацию в самом сердце Европы. И это необратимо. 

Виета Униал, немецкий журналист индийского происхождения и новостной аналитик, Институт Гэйтстоуна 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle