Умение не поступаться принципами - можно ли этому научить?
Фото: Shutterstock.com
Умение не поступаться принципами - можно ли этому научить?

Большинство из нас делает то, что нам скажут представители властей - даже если мы не согласны. Однако причина этого - не в нашей покорности обстоятельствам или чрезмерном уважении к вышестоящим, утверждают ученые. Она - у нас в мозгу. В чем же тогда состоит хорошая новость? В том, что это можно изменить. 

Нам нравится считать, что когда перед нами встанет трудный выбор, мы поступим так, как нам подсказывают совесть и наши убеждения. 

Если нужно, мы выразим несогласие с начальником, мы заступимся за несправедливо обиженного и твердо скажем "нет", если нам предложат сделать что-то, что, по нашему мнению, неправильно. 

Ужасно соблазнительно думать, что в тебя встроен некий моральный компас, помогающий делать правильный выбор в сложных ситуациях, подсказывающий дорогу в верном направлении - даже под гнетом обстоятельств и давлением со стороны других. 

В действительности, однако, большинство из нас на удивление плохо справляется с ситуациями, когда надо противостоять начальству или власти. 

Недавнее исследование раскрывает причины этого и позволяет увидеть, как работает в таких случаях наш мозг и как он принимает решения - верные или неверные. 

По большому счету, результаты этого исследования демонстрируют, как мы можем научить себя быть более сильными и воспитать в себе способность не поступаться принципами. 

Во время экспериментов, проведенных нейробиологом Эмили Каспар из Нидерландского института нейронаук, добровольцам предлагали нанести друг другу удар несильным разрядом электротока. (Это исследование отчасти повторяло скандально известные эксперименты Стэнли Милгрэма 1960-х, но проводилось в более строгих научных и этических рамках.) 

Сначала участникам предлагали нанести удар током за совсем маленькую сумму денег (около десяти центов). В среднем, когда участнику предоставлялось 60 шансов нанести удар партнеру, в половине случаев он предпочитал этого не делать. И около 5-10% людей отказались бить другого током в 100% случаев. 

Потом Каспар вставала рядом с участником эксперимента и приказывала тому нанести удар током его партнеру. И тогда даже те, кто раньше отказывался это делать вообще, начинали нажимать на кнопку. 

Электроэнцефалограмма показала, что как только Каспар начинала отдавать приказы, изменялась и мозговая активность участников. 

В частности, мозг переставал должным образом анализировать последствия действий человека. У подавляющего большинства добровольцев чувство значимости происходящего и ощущение собственной ответственности приглушались. 

"Я проверила более 450 участников, и только трое отказались подчиняться приказам, - подчеркивает Каспар. - Чем эти люди отличаются от других?". 

Изучение пациентов с местными повреждениями головного мозга частично помогает ответить на этот вопрос. 

Люди с повреждениями префронтальной коры - самого верхнего слоя передней части головного мозга - гораздо более склонны подчиняться приказам, чем люди в целом. 

"Они с готовностью слушают представителей власти и в меньшей степени подвергают сомнению то, что им говорят, - отмечает Эрик Эсп, доцент кафедры психологии Университета Хэмлайн (США). - Это означает, что если кто-то вышестоящий прикажет такому человеку причинить боль кому-то, тот с большой долей вероятности это сделает". 

Центр протеста в мозгу

Так что же происходит в нашем мозгу, когда он решает, что мы готовы противостоять властям и их приказам? 

Это заводит нас в область таких философских вопросов, как природа (и неврологическая основа) наших убеждений, нашей веры во что-то. 

Хотя среди ученых тут нет консенсуса, серьезный претендент на первенство - модель Спинозы (из психологического учения Бенедикта Спинозы, голландского философа-материалиста XVII века. - Прим. переводчика). Она предполагает, что нашему мозгу, для того чтобы понять новую идею или новый факт, необходимо на какую-то долю секунды полностью поверить в них. 

"Понять - значит поверить. Процессы очень схожи между собой", - говорит Эсп. 

Спустя долю секунды вы можете начать сомневаться или вовсе отвергнуть новую для вас информацию. "Вы можете использовать отдельный нейрофизиологический процесс, чтобы вернуться [к тому, что услышали] и не поверить, - говорит Эрик Эсп. - Или начать сомневаться". 

У пациентов с повреждениями префронтальной коры эта вторая часть процесса нарушена, считает Эсп. И вместо того, чтобы в буквальном смысле слова дважды подумать о смысле того, что приказывают человеку или в чем его пытаются убедить, он чаще всего просто принимает это как должное. 

Если префронтальная кора - именно то место, где живет наша способность ставить под сомнение приказы начальства, то здоровые люди могут развить и укрепить в себе способность делать это. 

Префронтальная кора обладает некоторой пластичностью. "Думаю, что она поддается модификации", - говорит Эсп. 

Один из лучших способов развить нашу способность мыслить критически, подвергать сомнению то, что нам приказывают сделать, - это образование, подчеркивает Эсп. 

Научить ответственности

Есть еще один важный фактор, оказывающий влияние на то, как мы ведем себя. 

Когда представитель власти говорит нам что-то сделать, мы обычно подчиняемся, так как нас приучили верить в важность того, что требует начальство, в то, что у этих требований есть серьезная причина, говорит Меган Берни, психолог и преподаватель Честерского университета (Великобритания). 

В одном из экспериментов Берни и ее коллеги подсчитали, сколько людей отказались от участия в исследовании, если им предлагали сделать нечто сомнительное с точки зрения морали. 

Участников просили негативно охарактеризовать группы людей, изображенных на фотографиях. Начиналось все со снимков, с которыми было все достаточно легко - с изображениями нацистов или куклуксклановцев. 

Но постепенно фотографии становились все более нейтральными, и наконец на снимках появлялись семьи и группы детей. 

Ученые сделали это намеренно - награждать отрицательными качествами все более невинные группы людей эмоционально тяжело, и большинство участников чувствовали себя при этом некомфортно. 

По мере того, как на фотографиях появлялись все более симпатичные люди, многие участники отказывались от эксперимента. Те же, кто продолжал раздавать негативные характеристики, считали, что участвуют в важном научном исследовании, и вера в это помогала им преодолевать моральный дискомфорт. 

"Некоторые из тех, кто на каком-то этапе отказался от участия в эксперименте, позже подходили ко мне и искренне извинялись", - рассказывает Берни. Многие испытывали чувство вины из-за того, что не стали помогать ученым. 

"Когда вы попадаете в сложную ситуацию, у вас в голове спорят два голоса - один говорит "да", другой "нет". И вы делаете выбор в пользу той идеи, которую считаете для себя наиболее близкой", - говорит Берни. 

Это становится весьма опасным, когда люди настолько сильно отождествляют себя с той или иной идеей, что готовы пойти на что угодно, лишь бы она победила. "Предположим, вы думаете: я столько уже сделал! И я делаю то, что очень важно! Как далеко вы зайдете в этом?" - задает вопрос она. 

Рассуждая логически, можно ожидать, что рано или поздно наступит момент, когда вы вдруг осознаете: то, что я делаю, ужасно. 

Но если мы глубоко верим в важность того, что делаем (цель оправдывает средства), то этот момент может и вовсе не наступить. 

Умение противостоять власти или начальству не зависит от таких качеств, как смелость, решимость, уверенность в себе или упрямство. Мы только начинаем выявлять процессы, происходящие в нашем мозге, и его участки, ответственные за отказ от выполнения приказов, пожеланий и рекомендаций кого-то вышестоящего. 

И похоже, что самый важный фактор в нашем решении сказать "нет" - то, насколько мы вовлечены в происходящее, насколько сильно ассоциируем себя с тем, что нам предлагают сделать, насколько это важно для нас. 

Учитывая всю сложность обсуждаемой здесь проблемы, можно предположить, что будет очень непросто найти способы натренировать себя успешно противостоять пожеланиям начальства. 

В настоящее время не существует какой-то специальной, научно обоснованной программы, которая обучила бы нас правильным действиям в сложных ситуациях. Но такая программа, по словам Эмили Каспар, - это то, о чем мечтают ученые. 

"Моя цель - научить людей умению сопротивляться, - говори Каспар. - Даже в вооруженных силах солдаты, хотя и обязаны подчиняться приказам, имеют право отказаться выполнять незаконные или аморальные требования командования". 

"Все сводится к тому, чтобы найти способы научить людей больше думать о собственной ответственности, даже если они не считают себя ответственными, поскольку выполняют чей-то приказ".

counter
Comments system Cackle