Иран - возвращение санкций
Фото: Getty Images
Иран - возвращение санкций

Все возможные сценарии 

Тегеран попытается тянуть время, возобновив переговоры, но единственный способ добиться краха режима аятолл - это продолжение экономического давления, подкрепленного военной угрозой. 

Экономические санкции США против Ирана вступили в силу, и вслед за этим многие компании прекратили вести свои дела с Тегераном, не желая прерывать свои отношения с экономикой США. Через три месяца санкции будут ужесточены, охватив, в том числе, энергетические компании и банки. В результате Иран утратит значительную часть своих доходов от нефти, газа и продуктов их переработки. Похоже, что только Китай продолжит поддерживать более ли менее нормальные экономические отношения с Ираном. Не исключено также, что и Россия не полностью прервет свои экономические связи с аятоллами. 

В этой статье мне хотелось бы привести два возможных сценария на два последующих года, исходя из предположения, что президент Трамп продолжит экономическое давление на Иран, которое, в свою очередь, приведет к серьезным проблемам в иранской экономике. 

Первый сценарий: переговоры

Наилучшим сценарием для режима аятолл и худшим как для Ближнего Востока, так и для всего мира, станет возвращение иранцев в ответ на американское требование, за стол переговоров. Их целью станет попытка выиграть время до президентских выборов в США в 2020 году, в надежде на то, что Трамп потерпит неудачу, а победителем окажется демократ. 

В Иране убеждены, что президент-демократ вернет США к ядерному соглашению 2015 года и отменит санкции, возобновленные Трампом. 

Аятоллы - мастера ведения переговоров, им вполне под силу растянуть их на долгие годы, создавая при этом ложную картину прогресса, способную успокоить Трампа, американских политиков и мировые СМИ. Кроме того, они понимают, что с начала 2020 года Трамп, желая быть переизбранным, скорее всего представит мнимую "гибкость" Ирана как собственное достижение. 

Те, кто внимательно следят за развитием отношений между США и Северной Корей, видят похожую ситуацию. После встрече в Сингапуре мы стали свидетелями воодушевления Трампа по поводу Кима, его "нового друга", и оптимистических заявлений с обеих сторон. 

Но в самих обсуждениях, далеких от вспышек фотокамер, все куда сложнее. На данный момент совершенно неясно, готов ли Ким к демонтажу своего ядерного проекта и ракет дальнего радиуса действия, угрожающих Соединенным Штатам. Вместе с тем, абсолютно понятно, что Ким пытается выиграть время, чтобы улучшить свои позиции и возможности оказывать давление на США, которые и в эпоху Трампа не рвутся в бой, и отнюдь не в восторге от перспективы обменяться ударами баллистических ракет с безответственным режимом, не придающим ни малейшего значения человеческой жизни. 

Правители Ирана надеются повернуть отношения с Трампом в схожее русло. Они будут встречаться с ним, улыбаться перед телекамерами, распространяя оптимистические заявления, вызывающие к ним симпатии общества. 

Параллельно они будут пытаться очернить президента Трампа, формируя ему имидж того, кто создает проблемы, и, подрывая, таким образом, его шансы на переизбрание. Они прекрасно осведомлены о ненависти, испытываемой к Трампу со стороны значительных сегментов американского общества. И они обязательно постараются использовать эту ненависть, разжигая ее еще больше. Они также создадут ложное впечатление того, что готовы идти на уступки и проявлять гибкость, подыгрывая противникам Трампа. 

Всякий, кто хоть немного знаком с тем, как ведутся дела на Ближнем Востоке, хорошо понимает, что сам факт того, что Соединенные Штаты вступят в переговоры с иранцами, уже станет победой Ирана. Тегеран будет использовать переговоры, выигрывая время, а стрелки на политических часах Трампа продолжат бежать к ноябрю 2020 года. Этот сценарий сохранит режим аятолл в Иране без изменений, и, несмотря на экономические проблемы, он сумеет пережить четыре года Трампа, в надежде на то, что затем, вновь сможет взяться за старое: восстановить военный ядерный проект, продолжить производство баллистических ракет дальнего радиуса действий и дальнейшую дестабилизацию Ближнего Востока, как, впрочем, и мира в целом. 

Второй сценарий: крах режима 

Развитие событий в Иране на протяжении последних нескольких месяцев подвело эту страну к краху экономической системы, от которого рукой подать и до краха всех государственных систем. Бушующая инфляция на текущий момент уже достигла порядка 130%, а реал обрушился, утратив за последние месяцы около 80% своей стоимости. Причиной всех этих экономических потрясений является недоверие общества к национальной валюте и беспросветный пессимизм, царящий среди иранцев, по поводу способности экономики их страны выжить в условиях строгого режима санкций. 

Едва ли не каждый день на улицах множества городов происходят демонстрации. Общество утратило страх и выплескивает свой гнев на режим, растративший миллиарды долларов, полученные наличными от Обамы в ненужных иранцам войнах в Йемене, Сирии и Ираке. Недаром, лозунгами, звучащими на этих демонстрациях стали призывы: "Смерть диктатору!", "Не Палестина, и не Ливан, но прежде всего Иран!". 

Засуха, поразившая значительную часть Ирана, превратила миллионы крестьян, главным образом жителей провинции Исфахан, в голодных, жаждущих и озлобленных. Они жалуются, и вполне справедливо, что государство не инвестировало средства ни в улучшение водной инфраструктуры, ни в скважины, ни в дамбы или водоснабжение из других районов, вложив государственные деньги в ненужные войны и… на банковские счета коррумпированных лидеров. 

Иранцы прекрасно знают, что главы режима уже позаботились о себе и своих семьях, обзаведясь недвижимостью в других странах. Иранское общество понимает, что в тот день, когда власти почувствуют, что их игра окончена, они просто сбегут со своими семьями в загодя подготовленные для себя убежища, послав подальше государство и его жителей. 

Вопрос, на который пока трудно ответить, состоит в том, как далеко будут готовы зайти аятоллы в использовании военной силы для разгона демонстраций, и насколько лояльной окажется армия к их приказам. Можно предположить, что "Басидж", полувоенное ополчение, входящее в КСИР, сохранит лояльность правительству, но постарается по возможности воздерживаться от применения силы против населения, чтобы не разжечь страсти еще больше. 

В последние годы мы стали свидетелями сдержанности, продемонстрированной "Басидж" во время разгрома манифестантами их полицейских участков. Сам КСИР может проявить куда большую жестокость, но эту силу режим будет готов использовать лишь в качестве крайней меры. Армия же станет последней структурой, участвующей в подавлении демонстраций, поскольку среди глав режима существуют серьезные сомнения относительно лояльности военных- чью сторону они в конце концов изберут - общества или власти. 

Вполне возможно, что по мере нарастания уличных демонстрациям, этнические меньшинства тоже поднимут голову, развернув против властей насильственную сепаратистскую деятельность. Белуджи в юго-восточном Иране и их вооруженная милиция "Джундалла" будут первыми, кто использует слабость аятолл. Арабы в Ахвазе, вероятно, вторыми объявят о восстание против режима, ну, а курды на северо-западе Ирана последуют за ними. 

В этот момент крайне важна реакция мира. Любая поддержка, пусть даже всего лишь заявления и слова, уже вдохновит иранское общество активнее выходить на улицы. Ну, а тем более, если это будут деньги или оружие, от стран, которые хотели бы увидеть крах режима аятолл. Самой же важной и эффективной поддержкой может стать недвусмысленное предостережение режиму аятолл, о том, что, если он все же решится применить силу против демонстрантов, базы КСИР, государственные учреждения и центральные СМИ подвергнутся бомбардировкам. Такая угроза способна парализовать готовность властей противостоять взбешенному обществу и приблизить бегство глав режима за границу. 

В случае общего краха власти, Иран вполне может погрузиться в состояние всеобщего хаоса и войны всех против всех. Люди будут мстить представителям павшего режима, их семьям и их имуществу, вымещая свой гнев на властных институтах и символах. Разумно предположить, что сторонники режима, в свою очередь, постараются сжечь архивы разведки, полиции и КСИР, стремясь избежать попадания собранной там информации в руки их противников. 

Что делать?

Лучшее, что может сделать сейчас Трамп, это направить аятоллам послание следующего содержания: 

"Уважаемые иранские лидеры, ваше время вышло, а ваша игра окончена. Вы дестабилизируете Ближний Восток, провоцируете войны и причиняете невыразимое страдание миллионам людей, как в Иране, так и за рубежом. Вы нагло обманываете и лжете, а потому, нет к вам ни малейшего доверия. Нет и не будет с вами никаких переговоров, поскольку я не верю ни единому вашему слову". 

Помимо этого, американскому президенту стоило бы выдвинуть Тегерану ряд условий, потребовав немедленного их исполнения, в том числе: демонтаж ядерных объектов и удаление центрифуг и уже обогащенного урана из страны, демонтаж ракетных заводов и самих ракет, отступление всех иранских военных сил по всему Ближнему Востоку, а также приостановление военной и финансовой поддержки террористических организаций, таких как ХАМАС и "Хизбалла". 

Вдобавок, у аятолл стоило бы потребовать возвращения всех тех денег, которые они украли у своего народа и вложения этих средств в восстановление инфраструктуры Ирана. 

При этом Трампу стоило бы однозначно разъяснить аятоллам, что если все эти требования не будут выполнены, то все варианты для защиты мира в регионе и всем мире от идеологии экспорта иранской революции будут открыты. 

Подобное письмо было бы воспринято иранскими властями Ирана как реальная угроза. С тех самых пор, как в 1979 году они пришли к власти, они вели себя прилично лишь тогда, когда ощущали несомненную угрозу своему существованию. 

Так было в 1980 году, когда они безоговорочно освободили американских дипломатов из тегеранского посольства, почувствовав подобную угрозу со стороны нового президента Рональда Рейгана. То же самое произошло и в 1988 году, когда он сдались иракцам после того, как армия США сбила, скорее всего случайно, иранский пассажирский самолет. И, наконец в 2003 году, когда они заморозили свою военную ядерную программу из-за вторжения западных войск в Ирак и из страха, что следующие на очереди именно они. Когда же эти страхи в 2006 году развеялись, они немедленно активизировали свою программу вновь. 

Важно ясно осознавать, что чем более вероятной станет американская угроза, тем меньше риска будет в том, что ее придется использовать, поскольку лидеры иранского режима вовсе не считают себя командой камикадзе. Они прекрасно понимают баланс сил между ними и США, и точно знают, что никто в мире не придет им на помощь, если на них обрушится мощь американской армии. 

Иными словами, если президент Трамп направит аятоллам подобное послание, будучи готовым действовать в этом направлении, они отступят, выполнят то, что от них требуется, и, возможно, даже сумеют спастись от гнева иранского общества. 

Именно это и есть единственный способ, который может принести желаемый результат 80 миллионам иранцев, Ближнему Востоку, да и всему миру в целом. Начало же переговоров с Ираном, окажется катастрофой, поскольку предоставит режиму за счет иранских граждан и других стран мира страховой полис, который те сумеют максимально использовать себе на пользу. 

Только реальная угроза спасет Иран от полного краха, а Европу от наводнения миллионами беженцев, стремящихся спастись от ада в своей стране. Поэтому, если европейские лидеры действительно хотят избежать новых волн беженцев, им прежде всего стоит поддержать экономические санкции в отношении иранского режима и присоединиться к требованиям Трампа. Только так можно будет быстро и наименее болезненно освободить мир от иранского кошмара. 

Д-р Мордехай Кейдар, MIDA 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle