Кто же мы, черт побери?
Фото: mnenia.zahav.ru
Кто же мы, черт побери?

Что же нового в новом законе, который, на первый взгляд, является копией декларации? В нем опущены два существенных момента. Теперь никакой демократии, никакого равенства. Государство евреев, для евреев, управляемое евреями.

Много лет назад у меня была дружеская беседа с Ариэлем Шароном. 

Я сказал ему: "Я, прежде всего, израильтянин, и лишь потом - еврей". 

Он запальчиво ответил: "А я, прежде всего, еврей, и лишь потом - израильтянин!". 

Этот спор может показаться абстрактным. Но в реальности этот вопрос лежит в основе наших главных проблем. В нем главная причина кризиса, разрывающего сейчас Израиль. 

Непосредственной причиной кризиса стал закон, принятый в большой спешке на прошлой неделе большинством правового Кнессета. Его название: "Основной закон: Израиль национальное государство еврейского народа". 

Это конституционный закон. Когда Израиль был основан в ходе войны 1948 года, его конституция не была принята. Возник вопрос с ортодоксальной религиозной общиной, из-за чего согласованная формулировка оказалась невозможной. Вместо этого, Бен-Гурион зачитал "Декларацию независимости", где сказано: "мы провозглашаем создание Еврейского Государства - Государства Израиль". 

Эта декларация не стала законом. Верховный Суд принял ее принципы без правовой основы. Новый документ, однако, является обязательным законом. 

Что же нового в новом законе, который, на первый взгляд, является копией декларации? В нем опущены два существенных момента: в декларации говорится о "еврейском и демократическом" государстве и содержится обещание полного равенства всех его граждан, независимо от религии, этнического происхождения или пола. 

Эти слова пропали. Никакой демократии. Никакого равенства. Государство евреев, для евреев, управляемое евреями. 

Первыми возмутились друзы. 

Друзы - небольшое связанное тесными узами меньшинство. Они посылают своих сыновей служить в израильской армии и полиции и считают себя "кровными братьями". Вдруг у них отобрали все права и чувство принадлежности к стране. 

Арабы они или нет? Мусульмане или нет? Зависит от того, кто это спрашивает, где и зачем. Они угрожают провести демонстрацию, выйти из армии и вообще взбунтоваться. Биньямин Нетаньяху пытается их подкупить, но друзы - гордая община. 

Проблема друзов, однако, не самая главная. Новый закон полностью игнорирует 1,8 миллиона арабов, являющихся гражданами Израиля, включая бедуинов и христиан. (Никто и не подумал о сотнях тысяч европейских христиан, иммигрировавших со своими еврейскими супругами и о других родственниках, главным образом, из России). 

Арабскому языку при всем его великолепии, который до настоящего времени был одним из двух официальных языков, определен лишь "особый статус", что бы это ни означало. 

(Все это относится собственно к Израилю, а не к примерно пяти миллионам арабов на оккупированном Западном берегу и в полосе Газы, у которых вообще нет никаких прав). 

Нетаньяху защищает этот закон, как лев, от все растущей критики внутри страны. Он публично заявил, что все еврейские критики этого закона - леваки и предатели (синонимы), "которые забыли, что значит быть евреем". 

И в этом суть. 

Когда-то мои друзья и я обратились в Верховный Суд с прошением изменить пункт "национальность" в наших удостоверениях личности с "еврей" на "израильтянин". Суд отказал, заявив, что израильской национальности не существует. Официальный регистр признает почти сто национальностей, но израильской среди них нет. 

Эта курьезная ситуация возникла с появлением сионизма в конце 19-го века. Это было еврейское движение имевшее целью решить Еврейский Вопрос. Поселенцы в Палестине были евреями. Весь проект был тесно связан с еврейской традицией. 

Но когда выросло второе поколение поселенцев, им стало неловко считать себя только евреями, подобно евреям в Бруклине или в Харькове. Они ощутили себя чем-то новым, другим, особым. 

Самую крайнюю позицию заняла небольшая группа молодых поэтов и художников, создавших в 1941 году организацию "хаананитов" и объявивших себя новой "ивритской" нацией. В своем энтузиазме они дошли до предела, заявив, что не имеют ничего общего с евреями за рубежом, и что нет никакой арабской нации, потому что арабы - это те же евреи, принявшие ислам. 

Потом разразился Холокост, о хаананитах забыли и все стали полными раскаяния евреями. 

Но не совсем. Безо всякого сознательного решения, в языке моего поколения утвердилось ясно выраженное различие: еврейская диаспора и ивритское сельское хозяйство, еврейская история и ивритские батальоны, еврейская религия и язык иврит. 

Когда здесь были британцы, я участвовал в десятках демонстраций. Мы кричали: "Свободу иммиграции! Ивритское государство!" Не помню ни одной демонстрации, на которой кто-то бы выкрикнул: "Еврейское государство!" 

Но почему же в Декларации Независимости говорится о "Еврейском Государстве"? Просто потому, что в ней подразумевается резолюция ООН, провозгласившая разделение Палестины на арабское и еврейское государство. Основатели лишь заявили, что теперь мы основываем еврейское государство. 

Владимир Жаботинский, легендарный праотец "Ликуда", написал гимн, провозгласивший: "Иврит - сын принца". 

Процесс фактически естественный. Нация - это территориальная единица, определяемая ландшафтом, климатом, историей, соседями. 

Когда британцы поселились в Америке, они через какое-то время стали ощущать свое отличие от британцев, оставшихся на их острове. Они стали американцами. Британские заключенные, отправленные на Дальний Восток, стали австралийцами. В двух мировых войнах австралийцы поспешили на выручку Британии, но они не были британцами. Они гордятся новой нацией. Точно также как канадцы, новозеландцы или аргентинцы. И мы тоже. 

Так было бы, если бы официальная идеология это допускала. Что же произошло? 

Прежде всего, в начале пятидесятых имела место огромная иммиграция из арабского мира и Восточной Европы. На каждого "ивритянина" приходилось два, три, а то и четыре новых иммигранта, считавших себя евреями. 

Кроме того, нужны были деньги и политическая поддержка от евреев за рубежом, особенно в США. Они, считая себя стопроцентными американцами (попробуйте им возразить, проклятый антисемит!), но гордятся тем, что где-то в мире есть Еврейское Государство. 

А, кроме того, была жесткая политика сплошной евреизации. Теперешнее правительство достигло в этом новых высот. Оно ведет активную - даже фанатичную - политику по евреизации образования, культуры и даже спорта. Ортодоксальные евреи, крошечное меньшинство в Израиле, обладают огромным влиянием. Их голоса в Кнессете жизненно важны для правительства Нетаниягу. 

После возникновения Государства Израиль, термин "ивритский" был заменен термином "израильский". Слово "иврит" сохранилось теперь только за языком. 

Так есть ли израильская нация? Конечно, есть. Есть ли еврейская нация? Конечно, ее нет. 

Евреи - это члены этно-религиозного народа, рассеянного по всему миру, принадлежащего многим нациям и ощущающего сильную приверженность Израилю. Мы, в этой стране, принадлежим израильской нации, ивритские члены которой, являются частью еврейского народа. 

Исключительно важно осознать это. Это определяет наше мировоззрение. В буквальном смысле. Обращены ли мы к таким еврейским центрам как Нью-Йорк, Лондон, Париж и Берлин или к нашим соседям Дамаску, Бейруту и Каиру? Являемся ли мы частью региона, населенного арабами? Понимаем ли мы, что заключение мира с этими арабами и, в первую очередь с палестинцами, главная задача нашего поколения? 

Мы - не временные арендаторы этой страны, готовые в любой момент воссоединиться с нашими еврейскими братьями и сестрами по всему миру. Мы принадлежим этой стране, останемся здесь на много поколений, и поэтому мы должны стать в этом регионе мирными соседями. 75 лет назад я назвал этот регион "семитским регионом". 

Новый Национальный Закон показывает своим очевидным полуфашистским характером, сколь актуальна такая дискуссия. Иначе мы будем осуждены на вечную недолговечность.

counter
Comments system Cackle