Парадоксы воздаяния ("Реэ")
Фото: Shutterstock.com
Парадоксы воздаяния ("Реэ")

Благотворительность и ростовщичество

В недельной главе "Реэ" говорится о помощи нуждающимся: "Если же будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих, в одном из врат твоих в земле твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим; Но открой ему руку свою и дай ему взаймы по мере нужды его, в чем он нуждаться будет. Остерегайся, чтобы не было в сердце твоем злого умысла, чтобы думать: "приближается седьмой год, год прощения", и озлится око твое на нищего брата твоего, и ты не дашь ему; он же возопиет на тебя Господу, и будет на тебе грех. Давать ты должен ему, и да не будет досадно сердцу твоему, когда дашь ему, ибо за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всяком деле твоем и во всяком начинании руки твоей. Ибо не переведется нуждающийся на земле; потому я и повелеваю тебе, говоря: раскрыть должен ты руку свою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему в земле твоей" (15: 7-11).

Итак, сама Тора не только предписывает помогать бедным, но и обещает процветание тому, кто им помогает. Это можно заметить и в обычной жизни: нередко, чем больше человек дает, тем больше он и получает. По-видимому, таков общий закон жизни. Рост – это деление. Поделиться - значит удвоиться. Благотворительность таким образом - это своеобразная дача денег в рост, своеобразный духовный прообраз ростовщичества, разумеется, за вычитанием какого-либо расчета.

По-видимому, здесь действует тот же самый духовный закон, который действует и в молитве. В Торе мы читаем: "И помолился Авраам Богу, и исцелил Бог Авимэлэха и жену его, и рабынь его, и они стали рождать. Ибо Господь затворил всякое чрево в доме Авимэлэха из-за Сары, жены Авраама. И вспомнил Господь о Саре, как сказал; и сделал Господь Саре, как говорил. И Сара забеременела и родила Аврааму сына в старости его, к сроку, о котором говорил ему Бог" (20:17-21:1).

Толкуя слова "и Господь помянул Сару", Раши поясняет: "Писание ставит это в непосредственной близости (с предыдущим), чтобы учить тебя: когда кто-либо просит милосердия для ближнего своего, сам нуждаясь в том же, (о чем просит для другого), то ему отвечают вначале (т. е. прежде всего удовлетворяется его просьба применительно к нему самому) (Бава Kама 92), Как сказано: "И молился Авраам Богу... " (20,17), а вслед за этим "И Господь помянул Сару'", - помянул еще до того, как исцелил Авимелеха"

Однако попытка молиться за кого-то с мыслью о том, что таким образом скорее будет удовлетворен твой собственный интерес, является ничем иным как профанацией, чем-то вроде накладывания ворованных тефиллин. 

Духовный невроз 

Между тем у нас невольно может возникнуть вопрос: что тогда значит само знание этого духовного закона? Разве человек, молясь о здоровье кого-либо, не сознает, что тем самым он может помочь самому себе? И разве человек, помогающий бедному, может упустить из виду, что "за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всяком деле твоем и во всяком начинании руки твоей"?

Неужели же эти слова Торы превращают верующего человека в собаку Павлова? Пожертвовал нуждающимся – получай прибыль. Просветители и гуманисты Нового времени сказали очень много нелицеприятного в адрес воздаяния. Они подчеркивали, что награда заключается в самом поступке, что внешнее вознаграждение разрушает всю ценность нравственного порыва. "Существенное воздаяние добродетели есть сама добродетель, которая делает человека счастливым. Ибо человеческая природа не может достичь ничего более великого, чем сама добродетель, потому что она одна придает человеку уверенность и избавляет от всяческого смятения" (Помпанацци "О бессмертии души" гл 14). Особенно много на это обращал внимание Кант: "До тех пор пока практический разум имеет право направлять нас, мы будем считать поступки обязательными не потому, что они суть заповеди Бога, а будем считать их Божественными заповедями потому, что мы внутренне обязаны совершать их". "Разве быть добродетельным только потому хорошо, что существует тот свет? Или, наоборот, наши поступки получат когда-то вознаграждение не потому ли, что были хороши и добродетельны сами по себе? Разве в человеческом сердце не заложены непосредственно нравственные предписания или необходимы какие-то действующие из другого мира машины, чтобы заставить человека поступать в этом мире согласно своему назначению?"

Между тем такое отношение к заповедям знакомо и традиционному иудаизму. Так в "Агадат Шир Хаширим" (167) сказано: "Лучше проступок, чем заповедь, выполненная не во имя заповеди" (т.е. выполненная по внешним соображениям, или запущенная "машиной из другого мира"). А в Перкей Авот мы читаем: "Антигнос из Сохо получил традицию от Шимона - праведника. Он говорил: "Не уподобляйся слугам, которые служат своему хозяину только ради вознаграждения; будь как те, кто служит хозяину не ради вознаграждения, и пусть с небес снизойдет на тебя благословение. Да будет на вас страх Божий" (3:1).

Причем, слова эти могут пониматься в иудейской традиции вполне по-кантовски. Однажды кто-то спросил (ровестника Канта) маггида из Злочова: "Сказано: "Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастания свои, и дерева полевые дадут плод свой". Что это: Бог обещает нам плату за служение Ему? Но наши мудрецы говорят нам, что мы не должны походить на слуг, которые служат своему хозяину за плату". Цадик ответил так: "Истинно, что тот, кто соблюдает заповедь ради получения платы, даже если это будет плата в загробном мире, не служит Господу вовсе, ибо единственное, что он делает – служит самому себе. Но тот, кто исполняет заповедь из истинного страха перед Богом и ради истинной любви к Нему, деяния такого человека озаряют мир и низводят на него изобильные блага. Благосклонность небес и земли – признак истинного служения, не ради платы, но ради самого Бога. Вот почему сказано: Я положил пред тобой жизнь и смерть, милость и проклятие, поэтому избери жизнь, чтобы ты мог жить, ты и семя твое! Избери деяние жизни, приносящее в мир изобилие жизни".

Иначе говоря, все слова Торы, посвященные воздаянию, следует понимать не как духовную дрессировку, а как констатацию действительности: тот, кто служит Богу не стремясь к награде – получает ее, как и дающий нуждающимся ради них самих, сам ни в чем не будет нуждаться. Ни награда, ни наслаждение не являются самоцелью, но достигаются в качестве побочного результата, как сказал Виленский Гаон: "То, чего сластолюбец достигает после множества усилий порочным путем, делается для чистосердечного по-хорошему и без труда, как и в отношении почета: если человек бежит от него – почет преследует его, и то же самое во всех вожделениях". ("Эвен шлема" 2.10)

Такова эмпирическая правда, а уж прийти к ней можно по-разному, в том числе и отправляясь неверным путем, как сказано: "Пусть человек всегда занимается Торой даже не во имя ее самой, ибо от этого придет к изучению Торы во имя ее самой" (Псахим 50.б).

Автор: Арье Барац
Источник: Понять иудаизм
counter
Comments system Cackle