Закон о национальном характере государства: хлюпики справа и пустомели слева
Фото: Getty Images
Закон о национальном характере государства: хлюпики справа и пустомели слева

Тот, кто требует, чтобы закон о национальном характере государства включал также и равенство, просто пытается приспособить и этот закон тоже на службу левым экстремистам. 

Начнем с самого закона о национальном характере государства. Внимательно изучив наиболее вменяемые из претензий противников закона, я не обнаружил среди них ни одного по-настоящему серьезного аргумента. То есть совсем. 

Последним же информационным поводом, возбудившим всплеск левой истерии, стал протест друзских офицеров. Четыре года шло обсуждение закона, бессчетное количество возражений, десятки часов бурных дискуссий, сотни журналистских колонок. И вот, неделю спустя после того, как закон уже принят в третьем, окончательном чтении, кто-то додумывается до возможности подписать сотню друзских офицеров, заявляющих, что мол, теперь они вроде как граждане второго сорта. Затем раскрутить весь этот фарс в сотнях часов теле- и радио эфира и, наконец, завершить его напускным стенанием журналиста друза Риада Али в студии государственной телерадиокорпорации. 

Вот только иногда даже в самых хорошо смазанных пропагандистских кампаниях случаются проколы. В это же самое время в пятничной студии другой журналист, друз Шибель Кармель Мансур, решил выпустить воздух из раздутого пропагандистского пузыря и спокойно сообщил, что нет у друзов ровным счетом никаких проблем с законом, в котором нет ничего дискриминационного. 

Упс... Но побоку ясные факты. Если очень надо, их можно полностью проигнорировать, даже если они прозвучали на самом пике пятничного рейтинга, принудительно навязав повестку дня с обсасыванием слезливого душещипательного и невнятного монолога Риада Али, удостоившегося неразличимых крох зрительского внимания, но упорно вытянутого с самого дна рейтинга субботней ночи на всеобщее обозрение и обсуждение. 

Короче говоря, нынче левые разыграли ту карту, что, мол, закон о национальном характере государства никак не упоминает друзов, а потому превращает их в граждан второго сорта. Это утверждение немедленно вызывает несколько вопросов: почему друзов следует включить в закон, а, скажем, черкесов нет? А что с бахайцами? А с бедуинами? Они ведь тоже служат, по крайней мере, некоторые. А что с "черными евреями" из Димоны (общиной американских негров, отождествляющих себя с евреями, потомков иммигрантов из Иллинойса, переехавших в 60-е годы прошлого века в Израиль)? Не говоря уже о почти двух миллионах израильских арабов, от которых левые пропагандисты отреклись без малейших колебаний, сконцентрировав усилия на друзах лишь для того, чтобы, успешно заморочив голову горстке-другой правоцентристов, заставить их испытать смущение перед своими друзскими собратьями по оружию. 

Ответ здесь прост: закон о национальном характере государства Израиля не занимается ни друзами, ни бедуинами, ни черкесами, ни израильскими арабами, ни бахайцами, ни вообще какими бы то ни было меньшинствами. Он наполняет содержанием концепцию национального государства еврейского народа и закрепляет его в качестве Основного закона, который с подачи Аарона Барака приобрел в стране конституционный статус. Основная же цель закона ясна и проста - раз и навсегда определить, что у национальной идентификации Израиля есть конституционный вес. И он ничуть не меньше, чем тот, которым обладают индивидуальные права.

Исправляя давний перекос 

Утверждение о том, что речь, мол, идет о националистическом, расистском или дискриминационном законе, поскольку нет в нем слова "равенство", это в лучшем случае пустословие или, что более вероятно, постсионистское мошенничество. Почему? Да потому, что закон о национальном характере государства является совсем не единственным законом в нашем законодательстве, и вовсе не единственным Основным законом, на базе которых впоследствии должна быть сформулирована конституция. Наряду с ним существует также Основной закон "о человеческом достоинстве и свободе". 

В нем, кстати, тоже не упоминается равенство, и отнюдь не по ошибке. Это понятие было удалено из формулировки закона после долгих часов дискуссий и обсуждений, как раз из опасений, которые, увы, в конце концов, все же осуществились: если бы "равенство" было внесено в закон, суд стал бы истолковывать его против намерений законодателей, используя для подрыва и саботажа еврейского характера государства. Вот только исключение "равенства" из Основного закона "о человеческом достоинстве и свободе" не помогло. Суд стал толковать этот закон так, как будто бы равенство там упоминается, и использовать эту выдуманную им позицию для вынесения разрушительных вердиктов, вроде прецедентного решения Верховного суда по делу арабской семьи Каадан, сорвавшего возможность создавать в стране еврейские поселки. 

Лукавые поборники равенства нагнетают общественную бурю, стремясь вбить клин между друзской общиной и страной из-за того, что в законе, определяющем национальную идентичность, нет упоминания равенства. Эти же самые люди не раскрывали своих ртов на протяжении 26 лет, когда конституционная структура Израиля была грубо перекошена, потому, что права личности обладали конституционным превосходством, а еврейская идентичность государства раз за разом безжалостно попиралась судебной системой. 

Ответ на нынешние вопли и стенания ясен: закон о национальном характере государства не только не создает конституционного перекоса, но напротив, исправляет существовавшие прежде искажения. Он пытается установить баланс в покосившейся конституционной системе, где индивидуальные права стали инструментом, позволяющим постсионистской элите выкорчевывать национальную самоидентификацию государства. 

В прежней ситуации существовал лишь один Основной закон, обладавший "высшим" статусом, Основной закон "о человеческом достоинстве и свободе", позволявший судебной системе продавливать решения, абсолютно пренебрегая необходимостью обеспечить еврейскую идентичность государства Израиль. В новой ситуации наряду с Основным законом "о человеческом достоинстве и свободе" будет и другой Основной закон, обязывающий суды и государственные службы действовать так, чтобы обеспечивать сохранение государства Израиль как национального государства еврейского народа. 

Если государство Израиль действительно является еврейским и демократическим, именно прежняя ситуация как раз и была искаженной и неуравновешенной, в то время как новая ситуация сбалансирована. Все остальное - пустой треп, демагогия и сентиментальное нытье, рассчитанное на полезных идиотов.

Постевропейская яма 

Самым драматическим явлением на международной и геополитической арене XXI века стала массовая иммиграция – миграция народов и культур в беспрецедентных масштабах. Десятки миллионов беженцев и иммигрантов просочились за последние десятилетия из Африки и Ближнего Востока в страны Запада. Любой, кто 20-30 лет не бывал в крупных европейских городах, с трудом узнает их теперь. Количество мусульман в Европе непрерывно и резко возрастает, если же учесть темпы продолжающейся иммиграции и куда более высокую рождаемость у иммигрантов, чем у коренных жителей континента, становится абсолютно ясно, какие проблемы ждут европейцев в будущем. 

И вот наши доморощенные противники закона о национальном характере теперь изо всех сил толкают нас к той самой яме, которую их просвещенные наставники из Берлина, Лондона и Парижа уже вырыли себе. 

У Израиля уже есть арабское меньшинство примерно в 20%. В период с 2006 по 2012 год еще около 65 тысяч человек проникли в Израиль из африканских стран, главным образом из Судана и Эритреи. Решительная политика правительства привела к полному прекращению иммиграции. Порядка трети нелегальных инфильтрантов даже удалось выселить. Однако, около 40 тысяч человек все еще здесь. По своему составу это в основном молодые мужчины и несколько тысяч женщин, осознавших, что рождение детей в Израиле – лучший способ избежать депортации. 

За последние годы Верховный суд успел отменить процедуру немедленного возвращения нелегалов, трижды аннулировать закон о нелегальных инфильтрантах, позволявший держать их под контролем. Он также наложил ограничения, по сути сорвавшие возможность переселения инфильтрантов в третьи страны, лишил смысла закон о залоге, одним словом, последовательно выхолостил и подорвал политику правительства по борьбе с нелегалами. 

Невыносимая легкость, с которой судьи Верховного суда выдавали на-гора все эти вердикты, обнажила каждому, кто еще не осознавал того, что пресловутая судебная революция стала для этой касты не более чем судебно-политическим трамплином. Инструментом, позволившим им беспрепятственно вершить произвол в соответствии с принесенной из дома левой повесткой дня, при одном единственном условии: объяснять все свои решения основным законом "о человеческом достоинстве и свободе". 

Корень проблемы, разумеется, кроется вовсе не в самом основном законе "о человеческом достоинстве и свободе", а в сочетании двух факторов. Во-первых, в предвзятом составе суда, являющемся результатом возможности судей Верховного суда клонировать самих себя через комиссию по назначениям судей. Во-вторых, в возможности этих левых судей интерпретировать основной закон "о человеческом достоинстве и свободе" по собственному усмотрению, растаптывая еврейскую идентичность страны. 

Маской, позволяющей судьям продолжать свою вакханалию, не расплачиваясь за это заслуженным общественным презрением, избегая того, чтобы в ответ на их решения общество потребовало бы от политиков разогнать всю эту шарашку в мантиях, является перекошенная конституционная ситуация, описанная выше. "А чего вы хотите? - лицемерно вопрошают судьи. - Мы же всего лишь принимаем решения на базе основного закона "о человеческом достоинстве и свободе…" 

Самые же оголтелые из сторонников судебного активизма еще и нагло добавляют: "А в чем проблема, собственно? Если вам что-то не нравится, предъявляйте свои претензии не к судьям, а к политикам. Именно они создали тот дисбаланс, который теперь позволяет судьям игнорировать важность еврейского большинства при вынесении решений в отношении нелегальной иммиграции десятков или сотен тысяч инфильтрантов". 

А теперь просто представьте, что произойдет через 20 или 30 лет. Европейцы очнутся и осознают, что теряют свою идентичность. Они начнут вводить серьезные ограничения на въезд. И тогда иммиграционная волна, состоящая из десятков миллионов человек, станет искать для себя новое пристанище, другую процветающую западную страну. Еврейская идентичность Израиля зависит от толкования, которое судьи Верховного суда придадут имеющимся в их распоряжении законам. И вот тогда результат при наличии у нас основного закона о национальном характере государства окажется совершенно иным, чем был бы без него. 

Законодательно защитить очевидное 

Один из главных левых аргументов против закона о национальном характере государства заключается в том, что этот закон вообще излишен, поскольку, мол, в Декларации независимости уже закреплена идентичность государства Израиль как национального государства еврейского народа. Но если нынешние судьи Верховного суда кажутся вам левыми, представьте, каким Верховный суд станет через 30 лет, когда его сформируют нынешние студенты факультетов права, сегодняшние читатели раздела мнений в газете "Гаарец", верные ученики теперешних левых, считающих закон о национальном характере государства выражением национализма, расизма и темных дней. 

Какой, по вашему мнению, вердикт вынесут судьи этого Верховного суда в отношении ходатайства против политики правительства, стремящейся предотвратить проникновение сотен тысяч инфильтрантов из Африки в случае, если закона о национальном характере государства у нас не будет? 

О, уж тогда они выкрутят руки правительству и заявят, что в существующей конституционной ситуации они просто вынуждены вынести свой вердикт на основании основного закона "о человеческом достоинстве и свободе", не придавая ни малейшего значения необходимости обеспечить еврейское большинство. "Декларация независимости – архаичный и уже совершенно нерелевантный для Израиля 2048 года документ с точки зрения закона, - скажут судьи. - У израильских законодателей было достаточно времени, чтобы закрепить вопрос о национальном характере страны в основных законах и обеспечить ему необходимый конституционный статус наравне с "человеческим достоинством и свободой". Но они сознательно предпочли не делать этого. А потому нам остается лишь признать деятельность правительства неконституционной". Так скажут судьи, распахивая настежь ворота страны для сотен тысяч инфильтрантов. 

Да, у нас есть реальная проблема с наивными леваками. Можно поверить им, что они и вправду считают себя сионистами, но при этом отвергают закон о национальном характере государства: левые же, как правило, не способны посмотреть на один шаг вперед. Сегодня у нас еврейское большинство? Сегодня у нас нет полчищ инфильтрантов, штурмующих границы? Так ясно, что нет никакой надобности в законе о национальном характере. А все будущие угрозы и вызовы, с их точки зрения, совершенно нерелевантны. Главное, чтобы они могли чувствовать себя нравственными, просвещенными и прогрессивными. 

Но факт остается фактом. Те, кто сегодня отвергают закон о национальном характере, выступают против еврейской идентичности государства Израиль. По меньшей мере они противятся любому шагу, даже самому минимальному, направленному на обеспечение и сохранение еврейской идентичности Израиля. Иными словами, если теоретическая поддержка левыми определения Израиля как национального государства еврейского народа воплощается у них в противодействие любому шагу, направленному на обеспечение подобного существования, так чего же она стоит, эта теоретическая поддержка? Более того, она напоминает не поддержку, а сопротивление. 

15 марионеток 

Левым удалось сломить, покорить, укротить и превратить в тряпки для протирания полов 15 депутатов Кнессета от коалиции. Всего несколько дней назад они проголосовали за закон о национальном характере государства, и вот уже прославились в публикации газеты "Гаарец" как те, кто поддерживает внесение изменений в закон. Это крайне важный урок, который обязан привести правый лагерь к нескольким критическим выводам. 

Важнейший из них состоит в том, что сегодня, спустя сорок один год после "переворота" (формального отстранения социалистов от безраздельной власти в 1977 году) настоящим хозяевам, по-прежнему удерживающим в своих руках бразды правления и реальной власти, противостоят дешевые марионетки - носители лишенных всякого значения звонких титулов, бессмысленно кудахтающие в теле- и радиостудиях и блуждающие от бар-мицвы к свадьбе на машинах с водителем на госзарплате. Марионетки с раздутым стотонным эго и нулевыми лидерскими способностями, без хребта, без принципов и без малейшего влияния на характер государства Израиль. Это не лидеры и не национальные представители, а трусы, недостойные представлять правый лагерь. 

И здесь я вновь повторю ту мысль, которую подробно описал в своей книге "Почему, голосуя за правых, ты получаешь левых?": Фундаментальная проблема правых не персональная, а организационная. Пока в руках у левых намного более могучая и эффективная, чем у правых, система кнутов и пряников, они в состоянии парализовать любое важное правое начинание, сохраняя свой контроль над невыборными узлами власти и силы. 

И здесь нет коротких путей, нет добрых фей и нет смысла в лжемессиях, утверждающих, что, мол, стоит нам лишь проголосовать за них, как они исправят нашу больную и импотентную политическую систему. Нет здесь места и нет у нас времени для патентов, которые провалятся в критический момент. У правых есть один, изнурительно долгий, но жизненно важный путь: создание сети из множества институтов, организаций и средств массовой информации, способных развивать и выращивать талантливых, настойчивых и решительных лидеров, оказывая эффективное давление на наших избранников, достаточное, чтобы противостоять давлению со стороны левых элит и продвигать четкую правую сионистскую политику. 

Теперь же пришло время поименно назвать 15 позорных и недостойных хлюпиков из коалиции, которым хватило нескольких дней левой пропаганды, чтобы сломаться и пойти на попятный, призвав к изменению закона о национальном характере государства. Вот они: 

• Цахи Ханегби ("Ликуд")

• Мири Регев ("Ликуд")

• Гила Гамлиэль ("Ликуд")

• Нава Бокер ("Ликуд")

• Нурит Корен ("Ликуд")

• Авраам Нагоса ("Ликуд")

• Шули Муалем-Рафаэли ("Еврейский дом")

• Моти Йогев ("Еврейский дом")

• Яаков Марги (ШАС)

• Рои Фолькман ("Кулану")

• Тали Плоскова ("Кулану")

• Мейрав Бен-Ари ("Кулану")

• Эли Коэн ("Кулану")

• Рахель Азария (Кулану)

• Ифат Шаша-Битон ("Кулану") 

Этот позорный список прежде всего предназначен для того, чтобы напомнить этим, да и другим народным избранникам, что у них есть избиратели. Напомнить им, что теми, кто станет судить их в день выборов, будут отнюдь не лукавые манипуляторы общественного сознания слева, а молчаливое большинство народа Израиля. 

Автор: Эрез Тадмор, "МИДА

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle