Еврейские подростки вступили в борьбу с антисемитизмом в Германии
Фото: Getty Images
Еврейские подростки вступили в борьбу с антисемитизмом в Германии

Софи Штайерт открывает пакет с кошерными мармеладными медведями и предлагает их 20 другим немецким подросткам, сидящим вокруг нее в классе средней школы. "Они очень вкусные", - говорит 16-летняя Штайерт, с заманчивой улыбкой. "И, между прочим, знает ли кто-нибудь из вас, что означает кошерное?" Школьники пожимают плечами. Большинство 17-летних никогда не встречались с евреями. В школе они говорили только о мертвых евреях: 6 миллионах убитых нацистами. 

В течение многих лет еврейская община Германии полагалась на тех, кто пережил Холокост, как на своих послов. Евреи, которые прошли через этот ужас, имели моральное право поучать молодых немцев об опасностях антисемитизма и говорить о преступлениях их предков. Но с уменьшением числа оставшихся в живых и появления школьников, которые по крайней мере на три поколения удалены от нацизма, молодых евреев, таких как Штайерт, используют для того, чтобы передать старые послания современным языком. Их, работающих волонтерами в школьной программе, поощряют больше говорить не о преступлениях прошлого, а сосредоточиться на современной еврейской жизни в Германии. 

Эта программа была запущена на фоне новых опасений по поводу случаев антисемитизма в школах и на улицах немецких городов. Штайерт и ее подруга Лаура Шульманн, две девушки из Берлина, которые хотят изменить восприятие и оспорить стереотипы, как посланники их общины в 21-м веке. В прошлом году ведущая еврейская организация Германии, Центральный совет евреев, начала проект равноправного просвещения. И программа, и 90 еврейских подростков, нанятых для участия в ней, называются "likratinos", что происходит от еврейского слова "likrat" и примерно переводится как "движущиеся друг к другу".

Во время недавнего визита в среднюю школу Бонштедт-гимназию в Лаукау, сельском городке, расположенную примерно в 100 километрах (62 милях) к югу от Берлина, Софи и Лаура попытались подойти к проблеме недостатка знаний у студентов открыто и с легкостью. Один подросток поднял руку и поделился тем, что когда-то видел евреев, отдыхая в Австрии. Они все были одеты в черные кафтаны, большие шляпы и были с пейсами, сказал он. Лаура - одетая в джинсы, серую толстовку и кеды - объяснила, что люди, которых он видел, были ультраортодоксальными евреями, придерживающимися строго соблюдаемых практик. Она коротко отвлеклась, чтобы рассказать о том, что религиозные евреи делают или не делают, и объяснила, что любые манипуляции со смартфоном, запрещены с заката в пятницу до вечера субботы, если кто-то соблюдает еврейскую субботу или Шаббат. "Я не такая религиозная", - добавила Лаура, рожденная в Германии дочь евреев-русских иммигрантов, когда увидела ужас на лицах других учеников. "Я использую свой телефон в Шаббат". 

В рамках своей подготовки еврейские подростки проходят инструктаж по выступлениям перед группами, рассказывают об иудаизме и о возможных реакциях антисемитов. Президент Центрального совета евреев Йозеф Шустер сказал, что он считает, что проект likratinos можно назвать успешным после почти 80 презентаций. Он думает, что это потому, что еврейские и не еврейские подростки могут общаться на одном уровне. "Есть, например, такой слух, что у всех евреев длинные носы", - сказал Шустер. "Но, когда они встречаются с еврейскими детьми и понимают, что они ничем не отличаются от них, они слушают одну и ту же музыку, носят одну и ту же одежду, это рушит барьеры". 

Единственная проблема, по его словам, заключается в том, что существует больше школ, требующих семинаров, чем еврейских подростков, чтобы проводить их. На все население Германии, которое насчитывает 82,8 миллиона человек, в настоящее время приходится только около 200 000 евреев. В Берлине самая большая концентрация - около 40 тысяч. До прихода к власти Адольфа Гитлера и его нацистской партии еврейское население Германии составляло около 500 000 человек. Большинство евреев являются выходцами из бывшего Советского Союза, которые были приняты после падения Берлинской стены в 1989 году, в знак искупления за преступления нацистов во время Холокоста. 

В то время как антисемитизм существовал в Европе сотни лет, часто раздутый христианскими церквями, которые обвиняли евреев в убийстве Иисуса, большой новый приток иммигрантов из стран Ближнего Востока в Германию, по словам немецких официальных лиц и еврейских активистов, предоставил ему новые источники, например, израильско-палестинский конфликт. Министерство внутренних дел Германии в своем ежегодном обзоре статистики преступности сообщило, что полиция получила сообщения о 1 453 антисемитских инцидентах в 2017 году - по четыре в день. Вензель Михалски, директор немецкого филиала Human Rights Watch, сказал, что его сына-подростка так травили за то, что он был евреем в государственной средней школе в Берлине, что он вынужден был перевести его в частную школу. "Антисемитизм вернулся в повседневную жизнь, и шокирует то, как много апатии в реакции на это", - сказал Михалски. 

Наглое апрельское нападение в немецкой столице на людей, одетых в кипы, вызвало демонстрации и осуждение нападения со стороны канцлера Ангелы Меркель. 19- летний сириец, приехавший в Германию в 2015 году в поисках убежища, был идентифицирован как подозреваемый и был признан виновным в причинении тяжких телесных повреждений и клевете, и приговорен к четырем годам тюремного заключения в соответствии с законами о наказаниях для несовершеннолетних. 

Софи и Лаура, которые посещают еврейскую среднюю школу в Берлине, сказали, что у них нет негативного опыта в качестве добровольцев-"ликратинов", но они осторожны в своей повседневной жизни. Вернувшись в среднюю школу в Лаукау, девочки сказали классу, что их родители постоянно напоминают им, чтобы они не носили публично украшения со "Звездой Давида" или делали что-либо еще, что могло бы идентифицировать их как евреев. После окончания урока 17-летняя Анника Вендт поблагодарила докладчиков: "Я почти ничего не знала о евреях, когда я пришла сюда сегодня утром", - сказала Вендт. "Спасибо, что Вы рассказали мне о ваших свадьбах, праздниках и о том, что вы, как евреи, думаете о жизни после смерти". Она помолчала. "То, что я действительно не понимаю, — это антисемитизм", - призналась Вендт. "Действительно, в вас нет ничего такого, что нужно было бы осуждать каким-либо образом. Я ничего не понимаю". 

timesofisrael.com

counter
Comments system Cackle