Что делать с ХАМАСом
Фото: Reuters
Что делать с ХАМАСом

Прошлая неделя, возможно, была поворотной в том противостоянии, которое происходило между хамасовской Газой и Израилем все последние месяцы. Начавшись так называемыми "маршами возвращения", оно переросло в террор с использованием воздушных змеев и шаров, несущих горючие и взрывчатые материалы. Они ежедневно наносили существенный урон, уничтожая на огромных площадях сельскохозяйственные культуры и лесопосадки. Апофеозом стали массированные минометные и ракетные обстрелы израильской территории. 

Если власти сектора хотели довести эскалацию до той интенсивности, когда следующим шагом еврейского государства может быть только крупная войсковая операция, то они были к этому, безусловно, близки. 

Почему мы говорим о том, что на прошлой неделе была достигнута некая характерная точка? Потому что хамасовцам довелось получить примерно такой же урок, который в 2006 году был преподан "Хизбалле". 

Как наверняка помнят читатели, двенадцать лет назад на ливанской границе создалась ситуация, похожая на ту, что мы наблюдали несколько дней назад вокруг Газы. Постоянные инциденты, сходившие шиитской группировке с рук, взвинчивали у ее руководства энтузиазм, вылившийся в принятие рокового для "Хизбаллы" решения: во время патрулирования границы был обстрелян автомобиль и похищен его экипаж, который, как выяснилось позднее, погиб. 

Начавшаяся вслед за этим кампания, получившая после окончания наименование Второй ливанской войны, произвела на руководителей шиитской организации настолько неизгладимое впечатление, что, как следует из множества сообщений в самых разных СМИ, ее лидер шейх Насралла с тех пор постоянно находится в защищенном бункере, располагающемся в секретном месте. 

Так почему же руководство ХАМАСа не учитывало прежде печальный опыт "Хизбаллы"? Причина этого, видимо, заключается в том, что иногда люди, даже понимая пагубность совершаемых действий, не могут выйти из колеи, по которой движутся события, уже не подчиняющиеся рассудку их инициаторов, а определяющиеся лишь собственной логикой. Грубо говоря, бывают ситуации, когда, сказав "А", ты уже не можешь не сказать "Б", иначе ты будешь уже не ты. 

Долгое время являясь лишь одним из антиизраильских движений, в 2007 году ХАМАС занял на Ближнем Востоке исключительное положение. Фактически эта организация стала, как говорится, руководящей и направляющей силой на территории части Палестинской автономии – в секторе Газа. Изгнав представителей власти автономии, верхушка ХАМАСа взяла на себя роль правительства. Не стоит даже и обсуждать, насколько ей удалась эта роль, так как она не удалась в общем и целом. Под властью группировки сектор пришел в полный упадок, и если в нем до сих пор не произошел коллапс, то только благодаря не прекращающейся подпитке со стороны мирового сообщества. ХАМАС же расписался в полном неумении руководить мирной жизнью. 

Зато поддержка у населения постоянного ощущения жизни в осажденной крепости удается отлично. Последнее изобретение в этом начинании заключается в еженедельной накачке ненависти, когда после пятничной проповеди людей выводят к защитному забору на границе с Израилем и заставляют разыгрывать жуткую пьесу с поджогами, стрельбой и смертями. Побочным эффектом этого действа является все углубляющийся раскол между ХАМАСом и ФАТХом, который худо-бедно все же как-то сотрудничает с Израилем в сфере безопасности. В результате ХАМАС по-прежнему считается во многих государствах террористической группировкой, тогда как ФАТХ и лично Махмуда Аббаса пока еще принимают в приличных домах. 

В чем причина непризнания некоторыми странами ХАМАСа террористическим образованием? Частично – явная симпатия со стороны одних, однако есть и другие, оправдывающиеся тем, что, мол, нельзя закрывать все двери, что нужны каналы для связи не только с Рамаллой, но и с мятежной Газой. Нужен, говорят, партнер для ведения диалога. 

Но может ли быть ХАМАС партнером? Нет, не может. И вот почему. 

Не будем в тысячный уже раз указывать на хартию этой организации, в которой нет места еврейскому государству. Только предупредим, что в "Википедии", например, содержание этого документа стыдливо скрыто и становится доступным лишь после активизации соответствующей ссылки. Призываем вас, уважаемые читатели, не поленитесь, найдите в "Википедии" статью "ХАМАС" и ознакомьтесь со скрытой статьей "Хартия Хамаса" (именно так почему-то эта аббревиатура написана в указанном сетевом источнике знаний). 

А теперь найдем среди не столь давних новостей заявления высших функционеров этой группировки и прочтем их. 

12 июля бывший министр внутренних дел ХАМАСа заявил, что на подходе две важные вещи. Первая – как он выразился, "очищение Палестины от грязи евреев". В принципе, на этом можно было бы остановиться. Что бы далее ни сказал этот "бывший", к его собственному облику и к репутации самого ХАМАСа больше добавить нечего. Но мы продолжим. Потому что далее следует детализация, из которой становится известно, что ровно через четыре года на Ближнем Востоке наступит избавление от евреев. А второе, что ждет счастливый палестинский народ, исцеленный "от своего рака – евреев", это создание исламского халифата. 

Пусть после этого нас не уверяют в том, что вся антиеврейская риторика Исламского движения сопротивления – это дань неким архаичным догмам. Эта риторика находится в полном соответствии с практикой, причем последняя имеет широкую социальную базу. 

Не будем говорить о тех израильтянах, кому случалось по ошибке заехать на территорию автономии. Даже в просвещенной Европе снова и снова мы наблюдаем нападения на людей в кипах. Полиция раз за разом сомневается в том, что эксцессы случаются на почве национальной или религиозной ненависти. Иногда указывается на то, что нападавшие были психически неустойчивыми. Что до инцидента они не были замечены в антисемитизме. И даже что, будучи уже известными полиции по тем или иным причинам, они не вызывали тревоги в качестве возможных исполнителей террористических актов. 

Хорошо. На секунду примем точку зрения тех, кому нравится считать все перечисленное уступками архаике или результатом временного помрачения сознания. Тогда следующим шагом может стать проверка антиизраильских сил на наличие здравого смысла. Мы знаем, в каком состоянии находится ныне народ сектора Газа, вот и предложим его руководителям, то есть главарям ХАМАСа, что-то такое, что могло бы принести на эту землю облегчение. Не даром, разумеется. А за такую безделицу, как прекращение противостояния. И такие предложения ХАМАСу были сделаны израильским руководством. В связи с этим даже были проведены переговоры с Кипром и достигнуто понимание того, как здесь может быть создан порт по обслуживанию грузов для сектора Газа. И ХАМАС, конечно же, отказался от этого предложения. Вот если бы порт работал без всякого участия Израиля, то организация могла бы и подумать. То же, что предлагается, в Газе назвали портом для заключенных, а в Рамалле – хитростью оккупантов, направленной на усиление зависимости Газы от Израиля, что в конечном итоге мол, увековечит раскол палестинского народа. 

Теперь становится ясно, что лишь нечто экстраординарное может побудить Газу пойти на мир с Израилем, а официальную Рамаллу – обеспечить этот мир легитимностью, как бы странно ни звучало такое определение применительно к палестинской национальной администрации, где давно уже не было выборов. И даже статья посла США в Израиле и членов команды Трампа, занятых попытками привлечь палестинских арабов к заключению мирного договора, опубликованная на днях в The Washington Post, не смогла сдвинуть с места арабов. А ведь в ней США обещают ни больше ни меньше как оплатить мир. 

Вернемся к тому, о чем мы говорили в самом начале. ХАМАСу на этот раз просто повезло. У его руководителей хватило ума и расторопности задействовать, как сообщалось, пять различных каналов, чтобы довести до сведения Израиля свое согласие прекратить "огненный террор" и ракетные обстрелы. В СМИ промелькнули сообщения, что, помедли они еще пару часов, и следующие двенадцать лет вожди ХАМАСа, вернее, те из них, кому довелось бы уцелеть, провели бы в столь же защищенном бункере, что и шейх Насралла. Потому что большое количество уничтоженных объектов хамасовской инфраструктуры даже при почти не пострадавшем личном составе произвело большее впечатление, чем возможная точечная ликвидация главарей террора. В этом мы и видим ответ на вопрос, задаваемый многими, – что делать с ХАМАСом.

counter
Comments system Cackle