Не поспевающие за жизнью
Фото: Reuters
Не поспевающие за жизнью

В конце прошлой недели пресс-служба ООН сообщила об успешном завершении консультаций по согласованию окончательного текста Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции. Было бы удивительно, если бы скороспелый документ, работа над которым началась лишь полтора года назад, а название заставляет вспомнить почти честные начинания Энди Таккера, вызвал в мире неподдельный интерес. Так и произошло, а США даже заявили, что не станут подписывать очередное мертворожденное детище ооновской бюрократии. 

Высказыванием о том, что при невозможности остановить некий процесс его следует возглавить, давно уже оправдывают участие в сомнительных деяниях. Миграционный кризис не стал исключением из этого правила. Прогрессивное человечество в лице ООН назвало миграцию инструментом по достижению целей устойчивого развития, принятых в 2000 году, включило ее в "Повестку дня для устойчивого развития на период с 2015 по 2030 год" и предполагает применять указанный инструмент для достижения гармоничного мира. Намечается использовать комплексный подход для выяснения потенциальных ресурсов миграции, а также учесть ее негативные последствия. 

У людей, не поленившихся ознакомиться с документами ООН, написанными по поводу так называемого устойчивого развития, от прочтения остается неясное, но устойчивое ощущение шарлатанства ниже среднего. Достаточно сказать, что ООН берется одновременно формулировать задачи, работать по ним и оценивать результаты. 

Для выполнения большинства из них у этой организации просто не хватит ресурсов, а для привлечения серьезных финансов – убедительности. 

Тем не менее процесс пошел. В публикациях по обсуждаемой теме ООН считает нынешний этап развития общества уникальным в силу того, что основным ресурсом развития ныне является человеческий капитал. Из этого делается вывод о необходимости миграции в качестве механизма обеспечения конкурентоспособности стран, фактора, помогающего экономическому развитию, решению демографических проблем, преодолению глобальных угроз и вызовов, стимулированию глобализации образования. 

В чем главная сложность процесса миграции? Вовсе не в дестабилизирующем влиянии масс мигрантов на принимающие страны, о котором умалчивается. ООН видит трудности в сложности соблюдения прав иммигрантов, в их социальной и политической интеграции и преодолении ксенофобии. 

Главный вывод, который делают теоретики ООН, заключается в том, что положительный смысл миграции тесно связан с возможностью управлять не столько ею, сколько изменениями в обществе. Но что надо изменять? ООН считает, что менять надо традиционные институты и юридические нормы принимающих стран для того, чтобы они приходили в соответствие с усложняющимся характером внешних миграционных потоков. 

Но кто же эти теоретики ООН? Конечно, у них есть имена. Одним из них является генсек ООН Антониу Гутерриш, бывший лидер Соцпартии и премьер-министр Португалии. С 2005 года по 2015-й он работал верховным комиссаром ООН по делам беженцев, получив здесь, таким образом, достаточно солидный, хотя и несколько однобокий опыт работы, а потому знает, о чем говорит, и знает, зачем это говорит. 

Число мигрантов в мире с 2000 года выросло на 49%. На данный момент их насчитывается около 258 миллионов. При этом генсек не считает, что процесс пойдет на убыль. Он не может обосновать свои догадки, но чувствует, что некие демографические тенденции, а также какие-то другие факторы, например изменение климата, увеличат количество мигрантов. 

Поскольку процесс сам по себе не остановится, руководитель ООН, согласно тому принципу, о котором мы упоминали, ищет возможности его возглавить. И здесь он как опытный чиновник выступает во всеоружии. Прежде всего работу следует обозначить и застолбить. Поэтому заключение договора по миграции объявляется главным приоритетом ООН на текущий год. Далее начинается словесная эквилибристика: из миграции следует извлечь максимальную пользу, а не быть, как некоторые, одержимым минимизацией рисков. Это напоминает, пусть читатель извинит меня, неполиткорректную рекомендацию, согласно которой в некоторых ситуациях следует просто расслабиться и получать удовольствие. 

Но шутки в сторону. Генсек сурово констатирует, что время разговоров о необходимости сотрудничества прошло, настала пора действовать. Далее я процитирую целый абзац из доклада, который хорошо иллюстрирует отношение международного сообщества к ООН и к работе в ней. "Государства дали множество соответствующих обязательств в различных областях международного права, в том числе установив ключевые инструменты и стандарты в области прав человека и приняв в недавнем прошлом несколько деклараций и соглашений. Но зачастую скорость реализации политических решений не поспевает за амбициями государств-членов. Договор – это шанс преодолеть этот разрыв". То есть ООН, если верить ее главе, напоминает австро-венгерский парламент, каким представлял его гашековский Швейк. 

Видимо, чтобы сподвигнуть членов международного сообщества к приведению решений и амбиций в соответствие, глава ООН подробно описывает обсуждаемый процесс. Он называет миграцию положительным глобальным явлением, стимулирующим экономический рост, говорит, что она уменьшает неравенство и укрепляет связи между общинами. Он считает также, что миграция вылечит и демографические проблемы, вызванные неравномерным ростом в одних местах и депопуляцией в других. 

Вряд ли господин Гутерриш позаимствовал этот подход у сэра Джемса Фоггарта, описанного Голсуорси в "Саге о Форсайтах", предлагавшего отправлять в колонии из перенаселенных английских городов ежегодно по сто тысяч детей. И не потому что это несерьезно. Из недр ООН выходили и не такие несуразицы. Книжный персонаж предлагал трансфер людей в рамках одного государства – Британской империи, тогда как для выполнения задумок ООН одного ее авторитета маловато. 

Но надо отдать Гутерришу должное – опыт главы правительства не дает ему умолчать и о проблемах. Он признал, что миграция может вызывать политическую напряженность, а может вести и к человеческим трагедиям. Подробностей о случаях политической напряженности в докладе нет, зато есть о трагедиях. Сказано, что, по сведениям ООН, в Средиземном море за период с 2000-го по 2017 годы погибли или пропали без вести свыше 30 тысяч нелегалов. И подчеркнуто: несчастные пытались добраться до берегов стран Европы. То есть читатель как бы подводится к мысли о том, что в Европе не все хорошо по части отношения к мигрантам. 

И точно: далее в докладе говорится о необходимости укреплять верховенство закона и открывать пути для регулярной миграции, которая, заметьте, отвечает реалиям спроса и предложения на рынке труда. При этом о количестве европейских работодателей, страдающих из-за отсутствия предложений со стороны мигрантов на рынке труда при огромном спросе на них, почему-то не говорится. 

Конечно, сказано в докладе, страны могут требовать безопасности своих границ и даже самостоятельно устанавливать критерии, по которым будет определяться, кто въезжает на их территорию и остается на ней. Но при этом осуждается как контрпродуктивная политика, мешающая миграции. Это, мол, делает мигрантов более уязвимыми. И как было бы хорошо, высказывает генсек ООН свою заветную мечту, если бы государства проводили политику, благодаря которой все были довольны: и государства, и общество, и мигранты. 

Да, уважаемые читатели, мы с вами живем в интересное время. Мы все, граждане всех государств, содержим замечательную организацию, которая чем дальше, тем больше демонстрирует неудержимое стремление дистанцироваться от низменной прозы жизни. 

Ей не кажется полезным узнать, почему Ирану так нужно ракетно-ядерное оружие. Ей неинтересно, почему шииты и сунниты так усердно убивают друг друга. Совершенно не волнует ее и страстное стремление далекой от Израиля Ирландии подвергать уголовному преследованию тех, кто покусится купить что-либо, произведенное в пределах Иудеи и Самарии. Зато эта организация горит желанием осчастливить жителей всех, как в ее документах это называется, неблагополучных стран. За счет, разумеется, других. 

Если бы ООН занималась тем, для чего она создавалась, многих проблем, в том числе и описанных нами сегодня, просто не существовало бы, неблагополучных государств было бы намного меньше, а международным чиновникам не пришлось бы прикрывать плоды своих не поспевающих за жизнью фантазий документами с такими вычурными названиями, как "Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции".

counter
Comments system Cackle
Загрузка...