Саммит в Хельсинки вбил клин между Москвой и Тегераном
Фото: Reuters
Саммит в Хельсинки вбил клин между Москвой и Тегераном

Иранское руководство не намерено выводить свои войска с территории Сирии

Спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев должен посетить 19 июля Тегеран, чтобы провести встречу с членами Совета безопасности Ирана. Об этом сообщило посольство России в Исламской Республике. Очевидно, Лаврентьев расскажет иранскому руководству о решениях саммита в Хельсинки, где лидеры РФ и США, похоже, достигли взаимопонимания о необходимости ограничить иранское военное присутствие в Сирии. Однако бывший американский дипломат и арабские эксперты пояснили "НГ", что на покорность Тегерана рассчитывать не стоит. 

Иранское руководство демонстрирует резкость в оценке встречи российского президента Владимира Путина и его американского коллеги Дональда Трампа в Хельсинки. "Ни русские, ни европейцы не могут принимать решение о выводе военных специалистов Ирана из Сирии", – заявил старший советник спикера иранского парламента Хоссейн Амир Абдоллахиян, выступая в эфире телеканала Al-Kawthar в день саммита. По его словам, советники его страны не покинут Сирию до тех пор, пока в ней не воцарится мир и не будет обеспечена безопасность сирийских граждан. Не исключено, что итоги диалога президентов России и США стали одной из причин, по которым иранское руководство собирает в ближайшие дни сотрудников и глав иранских дипмиссий в Тегеране, чтобы, как пояснил официальный представитель МИД Исламской Республики Бахрам Кассеми, обсудить "последние региональные и международные события и подход Ирана к этим событиям". 

Обстановка на юге Сирии говорит о том, что в настоящее время Иран согласился оставить эти районы, находящиеся по соседству с Израилем и Иорданией. По крайней мере на это указал в день хельсинкского саммита сам Лаврентьев, который участвовал в переговорах с американской стороной в составе российской делегации. "В принципе, их сейчас там в этом районе никто не фиксирует", – ответил дипломат на вопрос о присутствии иранских формирований в сирийских южных провинциях. В ответ на последовавший уточняющий вопрос Лаврентьев пояснил, что подразделений под прямым или косвенным руководством Тегерана там "как таковых и не было". Спецпредставитель российского президента также не забыл подчеркнуть, что цели РФ и США в Сирии совпадают. "Цели стабилизации ситуации и достижения политического урегулирования – это цели, которые преследуем и мы, и американская сторона", – заявил Лаврентьев. 

Впрочем, это не означает согласия Ирана с требованиями РФ и США. "Иран будет довольно эффективно противостоять любой попытке ограничить свободу его действий в Сирии, – заявил "НГ" бывший спецпредставитель Госдепа по политическому переходу в Сирии Фредерик Хоф. – Даже если Россия захочет ослабить иранское влияние, я сомневаюсь, что ей это может удастся со временем". 

Тем не менее бывший дипломат, работавший под руководством Хиллари Клинтон, считает, что Тегеран может сделать паузу в своих попытках установить военное присутствие вблизи Голанских высот – до тех пор, пока американское руководство не убедится в безопасности израильских границ и не примет решение вывести свой контингент из Сирии. "Как только американцы уйдут, создание нового "фронта сопротивления" Ирана и "Хезболлы" (ливанская группировка. – "НГ") к востоку от Голанских высот может возобновиться с еще большим размахом", – допустил Хоф в разговоре с "НГ". 

"Я подчеркнул важность оказания давления на Иран для того, чтобы они приостановили свою кампанию насилия и ядерное стремление в регионе на Ближнем Востоке, – сообщил Трамп по итогам встречи с Путиным. – Мы обсудили вопросы кризиса в Сирии. Это очень сложный вопрос. Сотрудничество между нашими странами может потенциально спасти сотни тысяч жизней. Я также сказал, что США не позволят, чтобы Иран воспользовался нашей успешной кампанией против ИГ ("Исламское государство", запрещено в РФ. – "НГ")". В своем ответе президент РФ сделал акцент на соглашении 1974 года о разъединении израильских и сирийских войск – именно в соответствие с ним должна быть приведена ситуация на Голанских высотах после разгрома террористов. "Это позволит вернуть спокойствие на Голаны, восстановить режим прекращения огня между Сирийской Арабской Республикой и Израилем, надежно обеспечить безопасность Государства Израиль", – сказал Путин. 

"Дамаск очень важен для Ирана, – пояснил "НГ" исполнительный директор катарского центра современных исследований "Хармун" Самир Сейфан. – Кто контролирует Дамаск, тот контролирует Южную Сирию. На пресс-конференции Путин и Трамп объявили, что они достигли соглашения по Южной Сирии. Они обеспокоены безопасностью Израиля. Этот район (юг Арабской Республики. – "НГ") сейчас контролируется российскими силами вместе с правительственными войсками, но Иран там присутствует в другой форме. С другой стороны, Россия и Иран одновременно и сотрудничают, и соперничают на сирийской земле. Присутствие иранского ополчения важно для России, чтобы удерживать территории. Пока неясно, договорились ли Путин и Трамп по поводу Северо-Восточной Сирии и о будущем политическом процессе, однако вполне понятно, что Трамп передает ответственность России за Сирию". 

Задолго до встречи в Хельсинки в экспертной среде появились предположения, что в качестве одной из уступок по Сирии Трамп может преподнести Путину вывод американского контингента из северо-восточных районов Арабской Республики. Глава Белого дома неоднократно говорил о своем намерении сократить американское участие в разрешении сирийского конфликта в связи с тем, что, по его мнению, американские налогоплательщики не должны нести груз финансовой ответственности за военные кампании на Ближнем Востоке. Гипотезу, в частности, озвучил в беседе с "НГ" Фредерик Хоф (см. номер от 02.07.18). По его мнению, в обмен на "сдачу" северо-востока американцами российская сторона могла бы взять на себя обязательства в сфере безопасности. "Москва, в свою очередь, может рассмотреть вариант с обеспечением безопасности Израиля и Иордании на юго-западе в качестве стимула для США отказаться от северо-востока", – отмечал экс-дипломат. 

В экспертной среде подчеркивают, что иранское руководство скорее всего уже приняло предъявляемые к нему требования по югу Сирии – со стороны России, Израиля и США. "После февральских столкновений (между оппозицией и правительственной армией. – "НГ") в Южной Сирии появился более стабильный статус-кво, – пояснил "НГ" старший научный сотрудник Ближневосточного центра Карнеги Езид Саиг. – Это позволило России поддержать режим Асада в его стремлении восстановить контроль над Дераа (южная провинция, которая удерживалась фракциями умеренной вооруженной оппозиции. – "НГ") и большей частью юго-запада Сирии". По словам эксперта, это предполагает достаточный уровень взаимопонимания между РФ, США и Израилем. "Иными словами, Иран уже должен был принять ограничения или "красные линии" в отношении своего развертывания вблизи израильской границы и своего военного присутствия где бы то ни было", – пояснил Саиг. 

Однако главным в истории с Южной Сирией является другое, отмечает аналитик. "Я подозреваю, что Иран уже разработал долгосрочную стратегию своего присутствия в Сирии таким образом, что в ее фокусе находится прежде всего сохранение боеспособности (Исламской Республики. – "НГ") с точки зрения персонала или оборудования, – заявил "НГ" Саиг. – Иными словами, он (имеется в виду Иран. – "НГ") не будет сопротивляться или отвечать на развитие событий в Южной Сирии, поскольку эти события уже не так актуальны". 

Как уже писала "НГ", бойцы иранских формирований глубоко интегрированы в отряды сирийской правительственной армии. Ранее в израильской прессе даже появлялись сообщения, что шиитское ополчение переодевается в форму сирийских военных, чтобы избежать израильских ударов. Влияние Тегерана на государственные институты Сирии также остается достаточно внушительным.

counter
Comments system Cackle