Резкий Израиль и безразличная диаспора приводят к расколу в еврействе
Фото: Getty Images
Резкий Израиль и безразличная диаспора приводят к расколу в еврействе

В сентябре 1950 года президент не сионистского Американского еврейского комитета Джейкоб Блауштейн вернулся домой из молодого Израиля и сделал то, что обычно делают лидеры еврейских общин: он выпустил пресс-релиз. В своем пресс-релизе Блауштейн заявил, что премьер-министр Давид Бен-Гурион заверил миллионера-промышленника в том, что "государство Израиль говорит только от имени своих собственных граждан и никоим образом не может предполагать, представлять или говорить от имени евреев, которые являются гражданами любой другой страны; и что евреи Соединенных Штатов, как община и как отдельные лица не имеют политической привязанности". Заявление Бен-Гуриона было сделано среди утверждений о двойной политической лояльности, появившееся после основания Израиля. 

После его опубликования заявление было принято, как фактический план этого нового этапа отношений Израиля и диаспоры. "Заявление премьер-министра идет дальше. Он конкретно говорит, что у Израиля нет никакого желания и никакого намерения каким-либо образом вмешиваться во внутренние дела еврейских общин в других странах, и что местные социальные, экономические и культурные институты последних уважаются и будут уважаться израильским правительством и израильским народом", – сказал Блауштейн. Это заявление Бен-Гуриона было быстро отброшено – и не в первый или последний раз. Премьер-министр столкнулся с преследованиями евреев в общинах диаспоры через год после того, как он заявил, что не будет "вмешиваться" в дела за границей. 

В 1951 году Государство Израиль перевезло около 110 000 иракских евреев на Святую Землю в рамках операции "Эзра" и "Неемия" что было объявлено и профинансировано еврейскими общинами США. Израилю было легко оправдать свое вмешательство. В конце концов, спасательная операция была осуществлена ​​перед лицом экзистенциальной угрозы еврейскому народу. Она подтвердила суть еврейского государства как убежища. Когда действовать, а когда нет, наряду с другими обострениями напряженности, включая влияние и воздействие Израиля на диаспору – и наоборот. Все это находится в центре внимания нового доклада Института политики еврейского народа (JPPI) "70 лет отношений Израиля и Диаспоры: следующее поколение", составленного Шмуэлем Роснером и Джоном Раскеем. 

JPPI провела серию интервью и опросов в период с ноября 2017 года по март 2018 года с участием 675 респондентов из 33 международных групп, в том числе в Израиле. Большинство участников составляла молодежь, и они были, "евреями, которые по большей части привержены своему иудаизму и отношениям с Израилем". Согласно докладу, четверть всех участников из диаспоры, некоторые из которых были еврейскими лидерами, посетили Израиль 10 и более раз. Только два процента никогда не посещали еврейское государство, а 10% ездили только один раз. 

130-страничный отчет представляет собой углубленный анализ разногласий между двумя крупнейшими еврейскими центрами – США и Израилем, а также обзор линий разломов, которые ощущались в общинах диаспоры по всему миру во все более и более противоречивую эпоху. "Отношения между Израилем и диаспорой находятся в состоянии изменения, когда центр тяжести еврейского мира смещается в сторону Израиля, а евреи из диаспоры, будь то быстро или медленно, счастливо или несчастливо, привыкают к этому изменению и признают это", подчеркивает отчет. Среди выделенных тем – вакуум руководства и последующая коммуникационная разбивка между мега-сообществами; важность для американских евреев ощущать необходимость выживания Израиля; независимость, как неотъемлемая черта израильтян; и последствия полного доминирования Израиля в еврейском мире сегодня. В отчет включены также несколько рекомендаций, предложенных JPPI, независимым аналитическим центром, созданным Еврейским агентством. Среди них-необходимость гражданского дискурса и признания правомерности всех форм иудаизма диаспоры. 

JPPI распространяет такие отчеты, как обзор этого диалога, а также свои ежегодные оценки, для размышлений лидерам и кнессету. 24 июня сопредседатели JPPI посол Деннис Росс и посол Стюарт Эйзенштат, наряду с президентом института Авиноамом Бар-Йосефом, представили кабинету министров свою Ежегодную оценку ситуации и динамики развития еврейского народа в 2018 году. Доклад о диалоге подталкивает премьер-министра Беньямина Нетаниягу "в качестве первого шага к восстановлению доверия, разморозить уже согласованное соглашение "Котель" (которое предполагает создать большое и постоянное общее молитвенное пространство на Западной стене) и осуществить его". Кабинет провел полтора часа, беседуя с JPPI об отношениях Израиля и диаспоры, а также о растущем партийном расколе между Израилем в Конгрессе США. JPPI опубликовала заявление, в котором говорилось, что Нетаниягу сказал: "Проблема с "Котелем" будет решена, и мы очень близки к этому, но проблема гиюра более политически сложна". 

На прошлой неделе было объявлено, что бывший президент Верховного суда Мириам Наор и посол Саллай Меридор, бывший глава Еврейского агентства, скоро присоединятся к совету директоров JPPI. Наор должна будет возглавить проект, касающийся отношений и правовых аспектов, лежащих в основе разделения религии и государства Израиля – проблемы, которая в значительной степени волнует либеральное еврейство из диаспоры. Ключевой вывод из доклада о диалоге заключается в том, что, хотя Израиль в настоящее время является бесспорной базой для еврейского мира, еврейство диаспоры имеет все более двойственные отношения с его правительством. "Влияние Израиля на сознание евреев диаспоры и на их статус в общинах иногда желательно, а иногда нет, но очень редко отрицается", – говорится в докладе. 

Но не все потеряно: согласно отчету, именно личные контакты создают истинные связи между общинами и "способствуют ощущению общей судьбы". "Создается впечатление, что "сами евреи" — это то, что сближает Израиль и диаспору, – отмечает отчет. Или, как писал Блауштейн в 1950 году: "Наибольшее богатство Израиля – его народ". 

Резкие изменения произошли в Израиле с момента его основания, в том числе "переход от небольшого и сплоченного общества к большому населению, охватывающему подгруппы, все из которых имеют свои социальные и идеологические повестки дня; высокий уровень рождаемости и быстрые демографические изменения; военную мощь и политическую власть; экономический рост и развитие общества изобилия в западном стиле; доминирование в политике правых, строящих свой успех на голосах религиозных и традиционных избирателей, многие из которых — мизрахим (восточные евреи)", – отмечается в докладе. 

Со стороны еврейской диаспоры в докладе отмечается "растущая ассимиляция в западном обществе в целом; снижение сплоченности общины из-за ослабления внешних угроз; уменьшающееся влияние организованной общины; изменение моделей филантропии; стремительные темпы роста смешанных браков, с сопутствующими изменениями в еврейском сознании; растущий спрос на изменение отношений с сегодняшним более сильным Израилем; противодействие некоторых групп еврейской общины израильской внешней политике (особенно мирному процессу) и израильской политике в отношении религии и государства". Недавний опрос AJC из 1000 израильтян и 1001 американских евреев указывает на дальнейшее несогласие. "Опросы показывают резкие разногласия между двумя крупнейшими в мире еврейскими общинами относительно президента США Дональда Трампа, американо-израильских отношений и политики Израиля в области безопасности и мирного процесса", – говорится в заявлении AJC. "Разрыв между американскими евреями и израильтянами в отношении подхода президента Трампа к Израилю является глубоким", – говорит AJC. 

Опрос показал, что обе общины ценят хорошие отношения, но сильно различаются по религии и государству. Точка конфликта — это монополия ультра ортодоксального раввината в сфере религии в Израиле, поскольку подавляющее большинство американских евреев идентифицируют себя как либеральных евреев, в основном реформистов или консерваторов. На прошедшем 24 июня заседании кабинета Нетаниягу сказал, что он понимает необходимость обратиться к либеральным направлениям. "Мы знаем, что у неортодоксальных и прогрессивных есть некоторые проблемы, – сказал Нетаниягу. "Вопреки распространенному мнению, это неправда, что я выступаю против либералов, демократов и не ортодоксальных евреев. Мы знаем, что у нас есть проблема", – сказал он. 

Более пожилые участники диалога сообщают больше о чувствах разделения. "Что касается возрастных когорт, то более старые участники, как правило, более остро чувствуют, что Израиль и диаспора дрейфуют друг от друга, чем их младшие коллеги", – говорится в отчете. В докладе отмечено, что около 57% всех участников заявили, что они "различают дистанцию" между двумя общинами; среди них лишь 48% были израильтянами против 60% диаспорных евреев. "Следует отметить, что участники, принадлежащие к еврейской общине США, были несколько более склонны (68%) говорить о том, что израильские и диаспорные евреи отдаляются друг от друга, по сравнению с евреями в других странах", – говорится в отчете. Хотя это все звучит ужасно, в докладе также отмечается, что во многих случаях участники диалога говорили о тех же проблемах и вопросах, которые были слышны десять лет назад на предыдущих встречах JPPI. 

Интересно, что несмотря на то, что около 400 000 молодых людей, приехавших в Израиль по программе "Таглит", "молодое поколение диаспоры кажется менее приверженным отношениям с Израилем, чем его предшественники", пишет отчет. "Эта тенденция является результатом изменений как в еврейских общинах диаспоры, так и в характере Израиля", – заключает он. В качестве возможной контрмеры министр диаспоры и образования Нафтали Беннетт, на заседании кабинета министров 24 июня, предложил израильскому правительству выделить еще 1 миллиард шекелей для молодых евреев диаспоры, говорится в пресс-релизе JPPI. 

Разрушение коммуникаций 

Также существует разрыв между диаспорой и израильским еврейством. Когда еврейская диаспора говорит о "стремлении к справедливости" по поводу тяжелого положения нелегальных иммигрантов, то, например, израильтяне, столкнувшиеся с притоком африканских мигрантов, могут, согласно докладу, иметь совершенно иные ощущения. Но все чаще, даже если официальный Израиль принимает решение говорить с диаспорой, вопрос в том, с кем? В отличие от горстки еврейских лидеров, которые были связаны с Бен-Гурионом до и после основания государства, Нетаниягу столкнулся с эклектическим списком организаций, которые в значительной степени представляют немногих. В отличие от относительно однородного Израиля, диаспора настолько обширна и разнообразна, что голоса заглушаются их изобилием. Найти для каждой еврейской организации место за тесным столом переговоров становится все более затруднительным. 

В докладе отмечается "продолжающаяся эрозия власти еврейских организаций в диаспоре". "Нет единого органа, а скорее набор добровольных организаций разного рода, представляющих различные группы интересов и группы населения, а также общины в разных странах. Эти организации не всегда пользуются высокой степенью легитимности (и в соответствии с различными критериями, их легитимность находится в процессе размывания), и они не имеют власти, чтобы представлять, и уж точно не приводить в исполнение единую политику в отношении еврейского диаспоры, – подчеркивает доклад. В одном из разделов авторы пишут: "Еврейские общины в диаспоре разделены не только географически, но и идеологически, при отсутствии организации, объединяющей евреев-харедим с реформистами и атеистами. Большое количество участников диалога не заинтересованы в создании такого органа, поскольку они увидели значительную выгоду в расколе диаспоры. 

Диаспора должна чувствовать себя нужной 

Чем сильнее и независимей становится Израиль, тем меньше диаспора хочет участвовать в диалоге с еврейским государством, утверждает отчет. Аналогичным образом, более половины израильтян считают, что страна будет в порядке без их двоюродных братьев из диаспоры. "Пока евреи-диаспоры считают, что их вклад в выживание Израиля имеет решающее значение, они будут более склонны поддерживать отношения, несмотря на подводные камни (из чувства своей весомой ответственности за судьбу еврейского государства)", – говорится в докладе. 

"С одной стороны, Израиль должен быть достаточно сильным, чтобы справляться сам по себе; с другой стороны, было бы неплохо продолжать убеждать еврейство диаспоры в том, что их поддержка важна (поскольку, если диаспора поверит в обратное, она может еще больше дистанцироваться от Израиля)", – отмечается там же. Есть несколько цитат от участников опросов, включенных в отчет. Один американский участник сказал: "Если мы отправляем деньги, логично, что мы также должны иметь влияние. Мы инвестируем в Израиль, и мы хотим видеть отдачу от наших инвестиций". 

Кто является евреем 

Вопрос о том, кто является евреем, является не только точкой конфликта между Израилем и диаспорой, но и между глобальными еврейскими общинами в отношении их приверженности галахе. Еврей-реформист из Лос-Анджелеса, унаследовавший свое еврейство по отцовской линии, не считается ортодоксами в своем квартале галахичнским евреем (хотя с ним могут здороваться). На фокус-группах JPPI в этом году побочные эффекты стремительных темпов смешанных браков были выдвинуты на первый план в идее о том, что через несколько поколений потомки сегодняшних еврейских лидеров могут не иметь права прибыть в Израиль по израильскому закону о возвращения. Основываясь на нацистских Нюрнбергских законах, израильский закон предоставляет гражданство всем евреям (включая официально признанных новообращенных) или любому, у кого есть хотя бы один еврейский родственник, бабушка или дедушка. 

Авторы пишут: "Идея о том, что "мои внуки не могут пользоваться теми же правами, очень беспокоит меня", была поднята в диалоге, когда участников гипотетически спросили, что произойдет, если критерии Закона о возвращении будут ограничены". Реального обсуждения вопроса об изменении Закона о возвращении в Кнессете нет. Тем не менее, отмечает отчет, растущая тенденция к включению в число еврейских общин "евреев различных религий" может поставить закон под сомнение. "Эти евреи придерживаются религии, отличные от иудаизма, но по разным причинам считают себя принадлежащими к еврейскому народу". 

Наследие Блауштейна-Бен-Гуриона 

Впервые за свою 112-летнюю историю Американский еврейский комитет провел в этом месяце свой ежегодный Глобальный форум в Иерусалиме. На мероприятии присутствовали более 2000 участников. Президент Израиля Реувен Ривлин выступил на мероприятии и сказал: "После 70 лет государственности соглашения Бен-Гуриона-Блауштейна уже недостаточно. Нам нужно новое видение на следующие 70 лет". "Разрывы все глубже и глубже. Во-первых, мы должны исправить отношения между нами. Мы одна семья … Вы часть плоти Израиля и часть нашей души", – сказал Ривлин. Семья может решить свои проблемы. Каким может быть открытый диалог между Израилем и диаспорой – и какие обязательства должны связать между собой обе общины — это вопрос для обсуждения. Поскольку центр тяжести еврейского мира переместился в Израиль, бремя ответственности теперь находится в еврейском государстве. 

"Нам было намного легче получить четкие заявления от участников относительно обязательств Израиля перед еврейской диаспорой и сложнее понять, что они считают обязанностями еврейской диаспоры в отношении Израиля", – пишут авторы". "В принципе, имело место преобладающее мнение о том, что евреи-диаспоры могут действовать так, как они считают нужным в отношении своих общин, без необходимости проверять, как ответит Израиль, или какова будет его позиция в отношении их действий", – но не наоборот. Для некоторых евреев из диаспоры их явная критика в отношении Израиля и его политика призваны служить катализатором перемен. "Во многих случаях наша цель состоит в том, чтобы противостоять Израилю, даже раздражать его, чтобы оспаривать статус-кво", – сказал один из участников в Нью-Йорке. 

JPPI предлагает новую концепцию возможностей диалога. Вместо того, чтобы либеральное меньшинство Израиля говорило с либеральным большинством еврейского населения США, аналитический центр полагает, что обратное является более продуктивным. Консервативное большинство Израиля должно говорить с либеральными американскими евреями; американское консервативное еврейское меньшинство должно говорить с левыми израильтянами. Возможно. Однако, как сказал один израильский участник, "я не хочу, чтобы какой-то еврей приезжал из-за границы и говорил нам, что делать, даже если случайно это похоже на мою собственную позицию". 

timesofisrael.com

counter
Comments system Cackle
Загрузка...