Мир Трампа для Палестины
Фото: Reuters
Мир Трампа для Палестины

Израиль победил в борьбе за существование своего государства, а арабы проиграли. Без признания этого факта невозможен ни один план решения ближневосточного конфликта.

План президента США Дональда Трампа по урегулированию палестино-израильского конфликта вот-вот обнародуют. В чем он состоит, никто, кроме посвященных, толком не знает, что, конечно, никак не мешает его живо обсуждать, комментировать, называть "сделкой века" или гневно отвергать - в том числе официальными лицами, которых он касается непосредственно. 

По части маркетинга и пиара все правильно. Предстоящий план готовят к презентации так же массированно и тщательно, как выход на рынок нового товара, вроде очередной модели айфона, или на экраны - нового блокбастера. Отрывочные сведения, противоречивые слухи, домыслы, спекуляции - все работает на то, чтобы возник ажиотаж ожиданий, и он вызван. 

Логика извращений 

В конце прошлой недели ближайшие советники Трампа по ближневосточным делам и, очевидно, основные авторы проекта - Джаред Кушнер и Джейсон Гринблат - провели четырехчасовые переговоры в Иерусалиме с премьером Израиля Беньямином Нетаниягу. До того они уже побывали в Саудовской Аравии, Египте и Иордании, где тоже общались с первыми лицами этих государств по тому же поводу. 

Для полноты картины эмиссарам Трампа следовало бы провести переговоры и с главой Палестинской автономии (ПА) Махмудом Аббасом в Рамалле. Но он уже давно заявил, что считает их нежелательными персонами, не доверяет им из-за их произраильской позиции. Джаред Кушнер, находясь в Иерусалиме, сделал свое заявление, дав интервью палестинской газете "Аль-Кудс". Сказал, что готов работать с Аббасом, если тот захочет, и намекнул, что если глава ПА продолжит отказываться от диалога, американская администрация опубликует свой план без согласования с ним и будет апеллировать к палестинской общественности через его голову. 

В то время, как израильский премьер в Иерусалиме обсуждал мирный план Трампа с его ближайшими доверенными лицами (напомню: Джаред Кушнер не только старший советник президента, но и его зять, а Джейсон Гринблат до того, как стал специальным представителем президента на Ближнем Востоке, был вице-президентом его концерна - компании Trump Organization), российский МИД пригласил в Москву делегацию ХАМАСа во главе с Мусой Абу-Марзуком. 

Как объяснил правительственному информагентству РИА "Новости" замминистра иностранных дел России, спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов, хамасовцев пригласили в Москву в расчете узнать от них "новую информацию относительно подготовки США плана палестино-израильского урегулирования". 

Если это так, выбор ХАМАСа в качестве источника конфиденциальной информации о планах США, а равно и палестинцев по поводу урегулирования выглядит несколько странным, чтобы не сказать двусмысленным. ХАМАС - основной противник режима Аббаса в палестинском обществе. С ним палестинская администрация, сведениями не делится, а США и Израиль - тем более. Он вообще не является и не может являться какой-либо из сторон переговоров. Во-первых, потому что открыто декларируемая уставная цель ХАМАСа - уничтожение Израиля, а не примирение с ним, из-за чего у него принципиальные идеологические разногласия с официальной властью ПА и вечная с ней война. Во-вторых, ХАМАС для Израиля и США - исключительно террористическая организация. И кстати, глава делегации Абу-Марзук, с почетом принятый в Москве, в том числе главой МИД РФ Сергеем Лавровым, и в израильских, и в американских списках наиболее опасных террористов - на одном из первых мест. 

Так что от делегации ХАМАСа в Москве могли получить информацию не об американском мирном плане, а лишь о том, как "движение сопротивления" будет ему противодействовать. Но получили больше: свидетельство о соучастии России в этом противодействии, российском "заказе" на него. 

"Мы договорились с русскими, - заявил Абу-Марзук после переговоров в Москве со свойственной палестинским боевикам дипломатичностью, - что не позволим продвигать "сделку века". 

Какие у ХАМАСа возможности и методы предотвращения мирного соглашения, догадываться не надо: ракеты и теракты. А вот зачем российскому МИД быть причастным ко всему этому - догадаться невозможно. Если, конечно, пользоваться нормальной, а не извращенной логикой. Но не факт, что такая задача есть. 

Футбол вместо шахмат 

Понятно, что в Кремле и на Смоленской площади знают о болезненной реакции Израиля на их контакты с ХАМАСом, тем более в таком однозначном контексте. И какие ревнивые чувства вызывают эти контакты в Рамалле. Однако Москва меряется амбициями не с ними, а с Вашингтоном. Для попавших под раздачу младших участников игры тут же был задействован утешительный приз, который на деле, правда, оказался призом самому себе, но выглядит красиво. 

Сразу после визита ХАМАСа в Москву из Москвы же поступило сенсационное сообщение о том, что Путин пригласил посидеть с ним на трибуне финального матча Чемпионата мира по футболу Биньямина Нетаниягу и Махмуда Аббаса. 

У обоих одновременно заболела голова от этого заманчивого предложения. Мало того, что они терпеть не могут друг друга, не встречались много лет, и друг по другу соскучиться не успели, а возникни нужда вдруг встретиться - не пришлось бы лететь четыре часа на чужой стадион, напрягая полки охраны, - расстояние между ними 15 минут на вертолете, включая взлет и посадку, или на машине полчаса. Главное, что говорить им не о чем, и договориться о чем-либо шансов никаких нет. Позиции обоих давно известны, точки соприкосновения отсутствуют. 

Однако оба не в том положении, что можно отказать Путину. Их пригласили на чужую свадьбу в качестве статистов, но под видом жениха и невесты. 

Пока пишу, не знаю, как они будут выпутываться из этой западни. Тем не менее за красивой телевизионной картинкой на президентской трибуне финального матча (если она, конечно, выстроится) вырисовывается ситуация, характеризующая весь этот процесс, который лукаво называют мирным. Суть ее в том, что все амбициозные мировые лидеры стремятся иметь к этому процессу отношение, в идеале - разрешить не решаемое до них, и чем больше стараются, тем больше возникает проблем у тех, ради кого якобы предпринимаются усилия. А на деле - большие парни издалека переставляют ближневосточные пешки и удивляются - каждый раз заново - почему не складывается игра. 

То, что не удавалось в шахматных партиях, не получится и на футбольном матче, ни до, ни после него. Ну, здесь-то, правда, самое простое: и цели такой на самом деле нет - в чистом виде важна не победа, а участие. 

Получится ли у Трампа? 

Горькие иллюзии 

Прежде всего - почему не получалось у остальных. 

В течение по крайней мере трех десятилетий ближневосточный конфликт отождествлялся с палестино-израильским, а решение последнего виделось в том, чтобы Израиль пошел на уступки, допустил создание палестинского государства - тогда наступит мир и благоденствие в регионе. Все это выразилось в формуле "Мир в обмен на территории", которая стала безальтернативной аксиомой, когда ее принял и Израиль в лице тогдашнего руководства и значительной части общества. Тогда были заключены "соглашения Осло". 

С тех пор прошло 25 лет, и на практике, во многом кровавой, выяснилось, что диагноз был поставлен неверно, и лечение проводилось неправильно - во вред больному. 

Во-первых, палестино-израильский конфликт, как показала "арабская весна", не является причиной ближневосточного хаоса, и даже сердцевиной его. 

Во-вторых, формула "Мир в обмен на территории" не работает. Приводит к обратному результату - к войнам, терактам, обстрелам с "освобожденных от оккупации" территорий. 

В-третьих, не территории - препятствие к созданию палестинского государства, а готовность палестинцев, прежде всего палестинских лидеров, взять на себя ответственность за свою судьбу, строить собственную государственность. 

В-четвертых (что, впрочем, производное от предыдущего) максимальные уступки Израиля без ущерба для самого существования еврейского государства даже не приближаются к минимальным требованиям палестинцев для завершения конфликта. На этой основе всякие попытки договоренности бесперспективны. 

25 лет опыта после Осло доказали нежизнеспособность старых формул, но отказаться от них мировое сообщество до сих пор не готово. 

Родить от соседа 

Учитывает ли этот отрицательный опыт план Трампа - знает лишь тот, кто посвящен в сам план. Симптомы того, что в какой-то мере да - имеются. 

Самое безобидное и очевидное, но в то же время существенное. То, что готовясь к обнародованию своего плана, администрация Трампа договаривается прежде всего с ведущими арабскими странами региона - хороший для Израиля знак. 

Главная организационно-юридическая проблема идеи урегулирования заключалась в том, что на палестинской стороне не с кем заключать долговременные и надежные соглашения. Официальное палестинское руководство не легитимно и недееспособно. Полномочия официального лидера ПА, Махмуда Аббаса, давно истекли. Его власть распространяется на Рамаллу и окрестности, да и то лишь в дневное время. Если бы по ночам израильские силы безопасности не действовали против террористической инфраструктуры в Иудее и Самарии, к утру власть на этой территории завоевал бы ХАМАС, который уже сделал это в секторе Газа. А с ХАМАСом договариваться о мире нельзя. 

За 25 лет палестинцы на отданных им территориях не выстроили жизнеспособных государственных механизмов и самостоятельной экономики. Они не могут отвечать за подписанные ими договоры, которые, впрочем, и подписывать не хотят. 

Именно эти обстоятельства привели несколько лет назад нынешнего министра обороны Израиля, а в то время министра иностранных дел Авигдора Либермана к идее общерегионального урегулирования. Суть ее в том, что палестинское руководство как самостоятельная договорная сторона несостоятельна и не самостоятельна. Нет отдельного палестино-израильского конфликта, а есть арабо-израильский, и решать его надо в комплексе - со странами, отвечающими за свои договоры и способными взять ответственность за палестинцев. 

Тогда это выглядело почти утопией, но сегодня стало совершенно очевидно - прежде всего для руководства ведущих арабских стран, - что опасность им грозит не от Израиля, а от исламского экстремизма и Ирана. То есть враг у них с Израилем - общий. 

Судя по всему, к таким же выводам пришел и Трамп. За решение проблем ближневосточного урегулирования он взялся, начав с влиятельных арабских стран, при Обаме, особенно после его сделки с Ираном, обиженно отвернувшихся от США. Выход Трампа из "ядерной сделки" приветствовал не только Израиль, но и эти страны. Они убедились в серьезности намерений нынешнего американского президента. Сегодня именно опираясь на них, он затевает свою программу урегулирования между Израилем и палестинцами. 

Как избежать сделки 

Трамп подходит к международным делам, как к заключению коммерческой сделки. Что нужно, чтобы она состоялась, - тут есть много параметров. Известно, что следует сделать, чтобы она не состоялась, если ее на деле не хотят: ввести невыполнимые условия. 

Таких условий со стороны палестинцев и всех, кто стоял на их стороне в планах палестино-израильского урегулирования, было, по крайней мере, два, зато стопроцентно надежных. 

Первое - раздел Иерусалима, на что израильтяне не могут пойти по идеологическим соображениям. 

Второе - возвращение палестинских беженцев. Эта проблема возникла в момент образования еврейского государства. Тогда арабских беженцев было около 600 тысяч. За 70 лет в мире было много войн, вооруженных конфликтов и, соответственно, беженцев. Все они в течение считанных лет находили пристанище. И только с палестинскими это не произошло. Главная причина в том, что только у них - благодаря бюрократическому трюку ооновских чиновников - статус беженцев передается по наследству. 

Сегодня их официальное количество - около пяти миллионов, и оно все время увеличивается. В Израиле около шести миллионов еврейского населения. Представить себе израильское правительство, которое согласится принять на своей территории пять миллионов арабов из других стран и при этом устоит, невозможно. Израиль никогда на это не пойдет. А нынешнее палестинское руководство не пойдет ни на какое мирное соглашение без этого условия. То есть - гарантирование противоядие от окончательного урегулирования. 

Трамп, считающий себя мастером сделок, вовремя усмотрел непреодолимые препятствия для заключения политической сделки, которую он задумал. И одну из них уже устранил. Именно в этом был резон его признания Иерусалима столицей Израиля. Теперь эта проблема вынесена за рамки будущих договоренностей. Израильская столица в Иерусалиме уже не только есть, но и признана - Штатами, а вслед за ними приходят другие страны. 

Палестинцы претендуют на свою столицу в Иерусалиме? Сначала - государство, потом его столица. Тоже в Иерусалиме? Договаривайтесь, в какой его части. Израильтяне никогда не согласятся, чтобы это был весь Восточный Иерусалим, который стал считаться арабским, только когда его оккупировала Иордания, и перестал - когда израильтяне оккупантов оттуда выгнали. Арабский Восточный Иерусалим - это арабский нарратив, усвоенный мировым общественным мнением. Там уже многотысячные еврейские кварталы, которые никто не согласится никому отдавать. 

А населенные арабами деревни в черте города и лагеря беженцев (и деревни, и лагеря - это только названия: обычные городские кварталы из многоэтажек и вилл) - можно обсуждать. Трамп предупредил, что израильтянам тоже придется платить свою цену за признание Иерусалима своей столицей, - будут торговаться, когда время придет. 

Если так же будет устранена вторая неразрешимая проблема - право на возвращение "беженцев" - план приобретает очертания реальности. 

Но не реальность саму. 

Неумолимая реальность 

Главное, что придется решать и Трампу, и палестинцам, и всем их горячим сторонникам в мире, если они хотят урегулирования палестино-израильского конфликта, а с ним - решения палестинской проблемы, это - изменение палестинского национального нарратива. 

Более чем столетний опыт конфликта, 70-летний опыт противостояния состоявшегося еврейского государства с гипотетическим, не состоявшимся, 25-летний опыт соглашений Осло подтверждают, что без этого решительного и трудного шага ничего не получится, все даже самые светлые и разумные планы останутся благими намерениями и пустыми мечтами. 

Действительность такова. Израиль одержал победу в борьбе за свое государство. Не только на поле боя, что он подтверждал не раз. Он создал мощное процветающее, динамичное и перспективное государство. 

А арабы, в частности, палестинские арабы, - проиграли. Тому было множество причин, и прежде всего - ментальная, которая заключается в существующем до сих пор у них национальном нарративе. Все эти годы и десятилетия непрерывной борьбы он сводился не к тому, чтобы возникло жизнеспособное арабское государство на части исторической Палестины (вынесем за скобки, что одно из них давно есть - Иордания), а к тому, чтобы здесь не было еврейского государства. 

Именно потому они раз за разом отказывались от возможностей создания своего государства, держались и продолжают держаться за непреодолимые препятствия к его возникновению. Им надо признать, и им придется признать свое поражение в борьбе за исчезновение Израиля. В этом - корень проблемы. 

Никто не требует от них и их лидеров подписывать акт о капитуляции. Им необходимо лишь признать победу Израиля и отказаться от идеи его вытеснить с территории, которую они считают своей. Без этого ничего не выйдет. 

Никто из сегодняшних палестинских лидеров не способен на это. И в самом палестинском народе нет таких сил, которые перейдут этот болезненный Рубикон. Мировое сообщество, а отчасти и израильское общество, четверть века назад согласившееся на Осло, отчасти виновато в этом. Расплачиваются прежде всего палестинские арабы - своей действительно несчастной и кажущейся бесперспективной судьбой. 

Все начинается в голове, в сознании, в осознании. Надо не пестовать в голове у палестинцев иллюзии, которые лишают их нормальной жизни и собственной государственности. Надо воспитывать в них адекватное восприятие собственной истории и реальной действительности. Без этого, каким бы ни был план Трампа, будущего у этого народа нет. Что, признаем, важнее самого плана.

counter
Comments system Cackle