В Хельсинки, поговорить об Иране
Фото: Reuters
В Хельсинки, поговорить об Иране

Встреча президента России Владимира Путина с президентом США Дональдом Трампом может пройти в Хельсинки, утверждают СМИ. Планы встречи пока дорабатывается. Ранее предполагалось, что встреча может состояться в Вене. 

О том, что встреча может пройти в столице Финляндии, сообщило издание Politico со ссылкой на собственные источники. Напомним, в 2017 году президент Финляндии уже предлагал предоставить площадку для встречи Путина и Трампа, однако тогда встреча не состоялась. 

По мнению Павла Салина, директора Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, планируемую встречу президента России Владимира Путина с президентом США Дональдом Трампом в одном отношении можно сравнить со встречей Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном: не исключено, что ожидания от встречи будут более значительными, чем результаты. 

"Думаю, тут можно будет провести некоторую параллель со встречей Трампа с Ким Чен Ыном: с учетом разности позиций России и США каких-либо реальных результатов на встрече российского и американского лидеров нельзя будет достичь. В любом случае, стороны будут упирать на то, что сам факт встречи является достижением. Пиарщики обеих сторон будут подчеркивать именно это обстоятельство, затушевывая тот факт, что реальных договоренностей не будет достигнуто. 

Собственно, Трамп, как я уже говорил, выполняет все свои предвыборные обещания, кроме обещания наладить свои отношения с Россией. Вот сейчас он пытается что-то предпринять, параллельно отстраиваясь от Барака Обамы, и надеется показать, что у него и с Россией может что-то получиться", - сказал Павел Салин. 

Другие аспекты запланированной встречи анализировал Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий. В беседе с "Полит.ру" он высказал мнение, что основной темы обсуждения на эти встречи могут стать отношения с Ираном. 

"Если говорить о том, могут ли ожидания от встречи Путина и Трампа существенно превышать результат, то да, такое может быть. Дело в том, что Трампу надо решать проблему, связанную с предстоящими промежуточными выборами. Вообще в Америке выборы проходят раз в два года, и сейчас ей предстоят промежуточные выборы в Конгресс. Трампу в связи с этим надо показать, что он - перспективный во всех отношениях президент. 

У Трампа сейчас хороший период: его рейтинг подрос - не до такой степени, чтобы считаться заоблачным, но вполне приемлемо. Есть несколько решений Верховного суда США, которые его устраивают. В том числе Верховный суд только что признал конституционный последнюю редакцию указа Трампа про недопуск в Америку граждан ряда стран - суд не нашел исламофобии в тексте документа. Кроме того, было любопытное решение Верховного суда по поводу кондитера, который отказался готовить торт для свадьбы однополой пары - кондитера оправдали. 

Так что Трамп теперь может сказать: "Смотрите, с одной стороны, меня поддерживает Верховный суд. С другой стороны, важно то, что меня избрали президентом. Я назначил в Верховный суд судью-консерватора, как и обещал, и теперь Верховный суд движется в консервативную сторону!" Этого, кстати, очень хотели многие республиканцы, весьма скептично относившиеся к персоне Трампа, но голосовавшие за него из прагматичных соображений - как за кандидата от своей партии, как за конверватора. 

Словом, Трамп находится в неплохой ситуации. В экономике США наблюдается рост; все говорят о том, что он вот-вот может замедлиться, но пока этого не случилось, до промежуточных выборов его хватит точно. Так что Трампу теперь нужно показать результаты во внешней политике. 

Там у него есть теперь Северная Корея, и Трамп всячески подчеркивает, что эта сделка отлична от сделки, которую Обама заключил с Ираном - что это правильная сделка. Что из этого получится, непонятно, но вряд ли Ким будет разочаровывать Трампа до этих выборов. Но еще надо показать свою эффективность в отношении России. 

Если говорить о республиканском электорате, то он делится по отношению к России на две части. Одна считает, что Россия - это хорошо. Таких республиканцев довольно много. В немалой степени это молодые люди, которые не прошли через "холодную войну" и для которых Россия - это не СССР. 

Они воспринимают Россию как страну христианскую, и сообщения из России, что там преследуют девушек, пляшущих в храме, вызывают у них только положительные чувства - мол, нам бы так! Сообщения о том, что в России принят закон против пропаганды сексуальных меньшинств, думаю, вообще вызывает у них эйфорию. А то, что российская власть сейчас хорошо относится к последнему российскому царю (подробности истории они вряд ли знают и вряд ли интересуются) и к традициям, тоже вызывает положительную реакцию. 

Есть и другой слой избирателей-республиканцев, который в основном состоит из старшего поколения, прошедшего через "холодную войну". Для них Россия – это СССР, Путин – это КГБ, и они настроены к России куда более настороженно. Они хотели бы, чтобы Трамп показал всем, что – не российский агент; чтобы он опроверг все обвинения в его адрес, которые сейчас крутятся вокруг комиссии Мюллера; чтобы он вел себя по отношению  к России более твердо, показал себя истинным американским патриотом и т.д. 

Поэтому Трампу надо работать с этими двумя запросами, которые вроде бы носит взаимоисключающий характер. Но на деле есть прецедент, к которому он может апеллировать, - это прецедент Рейгана. Который был образцовым республиканским президентом, образцовым американским патриотом, и которого никто не мог обвинить в том, что он мягок по отношению к коммунистам - и который в конечном итоге договорился с Михаилом Сергеевичем Горбачевым. На условиях, которые в Америке были консенсусно расценены как выгодные. 

Так что подходящий прецедент есть. Другое дело, что любое действие Трампа будет рассматриваться под микроскопом американским политическим классом - да и частью его избирателей, недоверчивой в отношении России. Думаю, Трамп рассчитывает на то, что с Россией удастся о чем-то договориться. Полагаю, что для него это в первую очередь - разделение России и Ирана. То есть достижение того, чтобы Россия больше не поддерживала Иран. 

Иран для Трампа - абсолютное зло. Даже с Кимом он стал договариваться, а вот с режимом аятолл он договариваться не собирается. В том числе потому, что с ним уже договаривался Обама, а Трамп сделал антииранскую риторику одной из мейнстримных в своей кампании и последующих своих внешнеполитических действиях. Значит, надо убедить Россию отойти от Ирана. 

Где у России есть сотрудничество с Ираном? В Сирии. Вопроса о том, что Асад должен уходить, сейчас уже не стоит - может, где-то в отдаленной перспективе только. Но все понимают, что сейчас это невозможно. И Россия, и Иран являются союзниками президента Сирии Башара Асада. Но у России есть свои интересы, отличные от интересов Ирана в Сирии. Плюс если Иран для Израиля категорически неприемлем, то Россию Израиль рассматривает не только как союзника Асада (что плохо для Израиля), но и как определенный противовес Ирану. 

Позиция Трампа довольно-таки близка к позиции Израиля (она ближе, чем была позиция Обамы), а по отношению к Израилю Трамп выполнил свои обещания (если помните, был перенос американского посольства в Ирерусалим). Так что, думаю, это тоже влияет на решения Трампа относительно Ирана и России. 

Сейчас Трамп устанавливает санкции против Ирана, и ему нужно понять, как Россия себя будет вести и что она может ему предложить. Плюс следует обратить внимание на случай с ОПЕК, когда эта организация повысила квоты на экспорт нефти. Иран был резко против, но в конце концов и с ним договорились. А Россия вела переговоры напрямую с Саудовской Аравией. Отношения России и Саудовской Аравии в последнее время достаточно конструктивны, что вызывает неприятие в Иране. Но Россия здесь явно не собирается отступать. 

Ранее были сообщения о том, что Трамп уговорил Саудовскую Аравию повысить экспорт нефти - что, в общем, тоже показательно. Здесь интересы совпали. Другое дело, что квоты были повышены не столь значительно, как ожидалось, поэтому нефтяные цены сейчас не упали. Но в любом случае уже не слишком ожидается их рост выше уровня 80 долларов за баррель - они стали менее вероятны, чем раньше. 

Так что с Ираном у России и здесь тоже возникло напряжение. И, думаю, неслучайно сейчас в Америку приехал министр энергетики России Новак. Вероятно, в том числе он приехал, чтобы говорить по поводу Ирана. Поэтому думаю, что Трампу сейчас важно, если он чего-то добьется по поводу Ирана, показать, что - вот, я разговариваю с Россией, причем с позиции американского патриота, который хочет ослабления Ирана, и США что-то от этого получают. 

Конечно, на встрече с Путиным могут рассматриваться другие вопросы – об Украине, например. Но там все уже более сложно. И с Ираном-то ситуация непростая, потому что Россия маневрирует. Вообще вся внешняя политика России – это постоянное маневрирование между разными игроками с целью держаться. Кстати, пока получается, если посмотреть на те процессы, которые происходят.

То есть Россия где-то - с Асадом, где-то - с Ираном, где-то - с Саудовской Аравией, где-то - с Катаром. И ни с кем – целиком. В этом - отличие российской позиции от советской. Понятно, что так со всеми могут возникать проблемы, а иногда и конфликты, но они как-то разрешатся. И на этом фоне встреча Путина с Трампом может дать Трампу возможность сказать, что он успешно изолирует Иран. Показать это своим избирателям, которые к Ирану относятся куда более подозрительно, чем к России. 

Что касается России, то ее задача на встрече с Трампом - показать, что она не в изоляции. Были введены все санкции (по поводу Дерипаски, Вексельберга), и это стало демонстрацией того, что Россия не может выйти из изоляции. 

Если помните, несколько лет назад, когда в Греции победил Ципрас, в России наблюдались некоторые признаки эйфории. Мол, сейчас Ципрас встанет на заседании глав Европейского союза и скажет: "Не позволяю вводить санкции против России!" - и санкции отменят. Но прошло несколько лет, и стало ясно, что Ципрас этого сделать не может. Потом был еще ряд примеров того, что отменить санкции против России не могут. Поэтому отношение уже куда менее эйфоричное, и есть некоторое понимание того, что может Россия предложить Европе. 

Что может Россия предложить отдельным европейским странам? Ну, кое-что может предложить. Допустим, она предлагает "Северный поток-2" - предлагает его Германии, Австрии, своим старым партнерам. Для Европы это - раскалывающий фактор. То, что для Германии и Австрии неплохо, для других стран представляет собой угрозу их политическим и экономическим интересам. Поэтому возникает мысль, что надо попробовать с Америкой, если уж с Европой все сложно. 

Итак, есть Америка, где есть Трамп, которому нужно разобраться с Ираном. Что мы можем ему предложить - так, чтобы полностью не отказываться от Ирана? А полностью от него отказываться, думаю, не будут. Тем более, что между Россией и Ираном есть консенсус по Асаду - что тот является вполне приемлемой фигурой, а не что его просто некем заменить. Поэтому разрыва, видимо, не случится. Но Россия может со своей стороны дать какие-то сигналы того, что ее политика - это не политика Ирана. И эти сигналы могут быть считаны. 

Словом, наверное, общение во время встречи и будет связано с иранской темой. Может обсуждаться и тема стратегической стабильности. Но там меньше шансов чего-то добиться. Украина тоже может обсуждаться - но там тоже немного шансов. Видимо, главной будет интрига вокруг Ирана", -  сказал Алексей Макаркин.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...