Предатель остается предателем
Фото: WallaNews
Предатель остается предателем

Дело бывшего министра Гонена Сегева, которого иранская разведка завербовала в Нигерии, вызвало в Израиле переполох. Не потому, что до него не было других шпионов – они были, и работали на разные страны, включая тот же Иран. Но слишком высок был ранг Сегева, пусть и в прошлом, слишком широки были его связи, слишком многое он знал из того, что любая разведка ищет днем с огнем. 

Когда спала пена новостных сообщений, появился естественный вопрос – почему Гонен Сегев? Почему иранцы выбрали именно его? И почему он стал изменником родины? 

В статье Ишая Фридмана в газете "Макор ришон" можно найти ответ на этот вопрос, потому что там рассказывается о Сегеве, начиная со школьных лет, и нельзя избежать ощущения, что он всегда старался всех обмануть, используя в своих целях каждого, кто оказывался на его пути. 

В частности, такого мнения придерживается Офра Эйтан-Меирсон – вдова покойного начальника генштаба, бывшего министра и основателя партии "Цомет" Рафаэля (Рафуль) Эйтана. Той самой, от которой Гонен Сегев был избран в кнессет и начал свою политическую карьеру. 

Офра считает, что Сегев обманул ее мужа: "Сегев перевез свою семью в Тель-Адашим и поселился в том месте поселка, где Рафуль проезжал каждый день. Он повесил на крыше огромный израильский флаг – больше дома. Чтобы Рафуль увидел, какой "большой сионист" там живет. Так и произошло". 

Гонен Сегев родился в 1956 году у Дворы и Йоське Сегев. Отец был агрономом, мать преподавала в школе Танах. Это была очень уважаемая семья в Кирьят-Моцкин. Бывшие ученики до сих пор с восторгом и благодарностью вспоминают Двору, говоря, что она привила им любовь к земле Израиля, к истории и духовному наследию иудаизма. 

В начале 90-х Сегев был мало кому известным человеком, бывшим заурядным военврачом с правыми убеждениями – до того момента, когда Эйтан открыл ему двери в "Цомет", а затем и в кнессет. 

Мнение Офры Эйтан-Меирсон разделяет и бывший депутат кнессета от "Цомет" Моше Пелед. По его словам, Сегев "обманывал Рафуля, обманывал Ицхака Рабина, обманывал всех. Сегев – очень хитрый человек, мошенник высшего класса". 

Бывший министр образования Лимор Ливнат сказала, что вовсе не удивилась, узнав, что Гонен Сегев обвиняется в шпионаже. Ливнат: "Если бы меня спросили, кого из бывших членов правительства всех поколений можно подозревать в этом ужасном преступлении, первое имя, которое мне пришло бы в голову – Гонен Сегев. Это очень корыстолюбивый, очень неискренний человек". 

Будучи избран в кнессет от правой партии "Цомет", Сегев предал правые идеалы, когда согласился стать министром в правительстве Ицхака Рабина в момент подготовки соглашений в Осло. Авигдор Кахалани и Эммануэль Зусман были депутатами "Аводы", но они выступили против соглашений в Осло и покинули фракцию. 

После их ухода левая коалиция лишилась большинства, необходимого для утверждения  соглашения в Осло. Как раз в этот момент Алекс Гольдфарб и Гонен Сегев дезертировали из "Цомет". Поэтому Рабин и Перес сумели добиться, чтобы кнессет принял соглашение в Осло большинством в один голос. В благодарность Рабин назначил Сегева министром энергетики и национальных инфраструктур, а Гольдфарба – замминистра строительства". 

По словам автора статьи Ишая Фридмана, "биография Сегева, можно сказать, вымощена скандалами. В 2003 году его признали виновным в махинациях с кредитными карточками. Сегев уведомил компанию "Исракарт", что его карточку украли, а сам в тот же момент снял 20 тыс шекелей в банке в Гонконге. Однако записи с камер видеонаблюдения доказали, что Сегев получал деньги уже после того, как сообщил о краже карточки. Суд признал эск-министра виновным в мошенничестве". 

В 2004 Сегев сел в тюрьму, но уже за другое преступление. Он признал себя виновным (в рамках досудебной сделки) в попытке провезти в Израиль опасные наркотики, в хранении наркотиков и в подделке документов. Как подчеркнул судья Ури Шохам, мотив Сегева – корыстолюбие. Он хотел заработать много денег – видимо, после того, как его частный бизнес пришел в упадок. Сегева приговорили тогда к пяти годам лишения свободы и аннулировали его врачебную лицензию. 

В 2008 году против Сегева и его партнеров был подан иск. Их подозревали в том, что они расплачивались чеками без покрытия. Еще до того, как начались слушания, Сегев бежал в Нигерию. Там он работал врачом в одной из местных больниц, а потом открыл свою клинику, которую посещали сотрудники израильского и других посольств. 

Последнюю краску к портрету Гонена Сегева добавил упомянутый бывший депутат Моше Пелед: "Уже после утверждения соглашений в Осло я обратился к руководителям "Аводы". Я сказал им: то, что вы делаете – антидемократично. Этот предатель Сегев подарил вам Осло. Перес вышел из себя, повысил голос: "Министра энергетики вы называете предателем?! Да он спас народ Израиля. Он спас соглашения в Осло". Я стоял на своем: Сегев – предатель. История показала, что я был прав".

counter
Comments system Cackle