Неприглядная история израильского казнокрадства
Фото: Getty Images
Неприглядная история израильского казнокрадства

Мордехай Кремницер и Гидеон Рахат, два известных борца за чистоту израильской демократии, опубликовали в "ХаАрец" статью (переведенную в "Деталях"), которая раскрыла нам подлинный источник израильской коррупции - оказывается, это - "секторальные партии". Почему? Потому, что они должны действовать "в интересах определенной части населения", а значит - нарушают принцип всеобщего равенства и наносят вред "социальному единству". 

Более того, Рахат и Кремницер утверждают, будто секторальные партии противоречат "принципам израильской системы власти". По их мнению, сторонники секторальных партий должны вместо этого рассчитывать на поддержку и защиту крупных общенациональных партий, в которых тенденции к коррупции, якобы, сбалансированы внутренней борьбой и стремлением остаться у власти, либо добиться ее. 

Только двое ашкеназских привилегированных мужчин могли родить такой аргумент! Начнем с политики. Секторальные партии появились в Израиле не потому, что такая идея внезапно пришла в головы, а потому, что крупные партии - "Ликуд" и "Авода" - потеряли доверие значительных слоев населения страны, в первую очередь, в вопросах социальных. Для этих слоев (и ультраортодоксы - только часть из них) "своя" партия, которая четко понимает, от кого зависит ее электоральный успех - необходимость, а не роскошь. Партии репатриантов, в той или иной степени пострадавших от системы их абсорбции - классический пример такой секторальности. Можно не любить и даже очень сильно не любить арабский блок, но невозможно игнорировать тот факт, что его существование - свидетельство, в том числе, неверия израильских арабов в то, что еврейские партии всерьез готовы заниматься их проблемами. Только тот, кто видит проблемы меньшинств, как некую абстракцию, а не болезненную реальность, может рассуждать о них в понятиях какого-то идеального "всеобщего равенства". 

Более того: что бы там ни говорили Кремницер и Рахат, израильская политическая система не только не отрицает секторальность, а всеми силами поощряет. Вся система выборов нацелена на обеспечение максимальной представительности по принципу идейной близости, а не территориального проживания.

Разумеется, среди возможных концепций идеи этнического и религиозного сходства, идеи сепаратной самоидентификации не могут не собрать вокруг себя немало сторонников. Тем более, когда речь идет о народе, чей процесс формирования начался в исторической перспективе совсем недавно. Если большие партии не в состоянии интегрировать эти идеи, секторальное дробление - это не извращение, а естественный, необходимый и даже позитивный результат (альтернативой является борьба за секторальные интересы на улицах). Израильтяне, голосующие за секторальные партии, не нуждаются в индульгенции Кремницера и Рахата - это их рациональный политический выбор. 

Ну, а теперь поговорим о коррупции. Чтобы не быть голословными, давайте заглянем на 70 лет назад, в неприглядную историю израильского казнокрадства. Итак: 

МАПАЙ, 1952 - директор "Солель Боне" Гилель Дан стал по совместительству главой комиссии по репарациям из Германии и… перекачивал деньги в "Солель Боне"/Гистадрут на сумму в десятки миллионов марок. Наказание - исключен из комиссии, остался директором "Солель Боне".

МАПАЙ, примерно в то же время - министр финансов Леви Эшколь пытался продать свою квартиру своему же министерству. Наказание - выговор по партийной линии.

Эхуд Ольмерт и адвокат Эли Зоар. Фото: Оливье Фитуси

МАПАЙ/МАФДАЛ, 1963 - "дело Тель-Гиборим". Заместитель гендиректора Министерства здравоохранения Йехуда Шпигель "пошил конкурс" на строительство больницы в Холоне (в будущем - больница "Вольфсон") в обмен на крупную взятку. Наказание - два года лишения свободы.

МАПАЙ, 1965 - в ходе избирательной кампании партия получила финансирование от компаний, принадлежащих Гистадруту, которые, в свою очередь, получали от правительства МАПАЙ субсидированный кредит. Наказания - какие?? Тенденция продолжилась и в избирательных кампаниях 1969 и 1973 годов, несмотря на частичное введение бюджетного финансирования партий.

МАПАЙ, 1968 - компания "Нетивей нефть", государственная фирма для эксплуатации ресурсов Синая. Ее возглавлял Мордехай Фридман, по совместительству владелец частной компании бурения - которая и выиграла конкурс "Нетивей нефть", а затем продала ее субподрядчику свое оборудование по завышенной цене (за 700 тысяч долларов по ценам того времени).

МАПАЙ, 1970 - строительство "линии Бар-Лева". Связи между подрядчиками и руководством оборонного ведомства (Даян) и генштаба, нулевой контроль со стороны Минфина (Сапир), прибыль подрядчиков на строительстве линии втрое выше, чем в среднем по Израилю.

МАПАЙ, 1968-73 - Моше Даян и грабеж арехологических ценностей. Помимо общеизвестных деталей, есть и менее известные - Даян пользовался в своих "раскопках" армейской техникой и солдатами в качестве рабочей силы, а часть украденных артефактов вывозил за границу для продаже посредством "Фонда культуры Израиль-США".

МАПАЙ, 1972 - дело "Отокарс". Владелец автофирмы Ицхак Шубинский "жертвовал" миллионы правящей партии, а за это Минфин во главе с Пинхасом Сапиром заботился о льготных кредитах его убыточному бизнесу. Пик наглости - Шубинский продавал машины с большой скидкой налоговым инспекторам, которые его покрывали. Наказания нет.

МАПАЙ, 1974 - Михаэль Цур и "Хевра ле-Исраэль". Цур еще в бытность гендиректором Министерства промышленности установил  связи с еврейским бизнесменом Тибором Розенбаумом, и, пересев в кресло гендиректора одной из крупнейших госкомпаний, начал перекачивать ее средства на свои счета в банке Розенбаума в Швейцарии, а заодно делать там "законные инвестиции". Банк обанкротился, компания потеряла миллионы, Цур сел на пятнадцать лет, но вышел через шесть.

МАПАЙ, Ашер Ядлин - секретарь "Хеврат ха-овдим" (экономическая компания Гистадрута). В 1972 году Ядлин начал собирать комиссионные с частного брокера недвижимости за то, что направлял к нему бизнес недвижимости больничной кассы "Клалит". На эти черные деньги он сам покупал и продавал квартиры, пользуясь тем же брокером, как ширмой, и укрываясь от уплаты налогов. Та же договоренность была у Ядлина с адвокатом, которому он передал все права на составление договоров для больничной кассы. В 1976 году Ядлин стал главой Банка Израиля, а уже через несколько дней оказался под следствием. Прося смягчить наказание, он объяснил, что собирался сдать вырученные деньги в кассу Рабочей партии. Наказание - пять лет лишения свободы.

МАПАЙ, 1977 - министр строительства Авраам Офер, продолжение дела Ядлина. Предпочел покончить с собой, не дожидаясь начала следствия.

МАПАЙ, 1977 - скандал вокруг противозаконного валютного счета Леи Рабин в вашингтонском банке. После того, как выяснилось, какова, на самом деле, сумма на счету (в десять раз больше той, которую раскрыл журналист "ХаАрец" Дан Маргалит), юридический советник правительства Аарон Барак пришел к выводу, что только уплатой штрафа ограничиться невозможно. Реакция министра финансов от МАПАЙ Иехошуа Рабиновича: "Мы изменим правила ретроактивно. Выборов надо избежать в любом случае." Но Рабин взял всю вину на себя и подал в отставку, за которой последовали выборы.

"Ликуд", 1984 - депутат и заместитель министра сельского хозяйства Михаэль Декель собирал для "Ликуда" "пожертвования" с арабских и еврейских торговцев землей на контролируемых территориях, а в обмен помогал им заключать сделки в обход закона. Дело Декеля тянулось десять лет, и он отделался штрафом в 50 тысяч шекелей.

"Ликуд" и Маарах, 1984 - 1988: политические назначения. Правительство национального единства, контролировавшее кнссет при ничтожной оппозиции, провело несколько сот политических назначений в государственные компании и другие подобные организации.

Ликуд, 1988 - "дело о фиктивных квитанциях" ,противозаконный сбор пожертвований для партий с частных бизнесов под маской "заказов рекламы" у фиктивной компании БМИ, созданной бухгалтером "Ликуда". Общая сумма - более 930 тысяч шекелей. По делу проходил депутат кнессета Эхуд Ольмерт, но тогда его встреча с законом закончилась благополучно.

Экс-министр Авраам Гиршзон в зале суда. Фото: Моти Кимхи

"Авода", 1992 - первые праймериз в партии. Кандидат Исраэль Кейсар (генсек Гистадрута) получил из кассы профсоюзов, как минимум, 8 млн. долларов (!) на свою кампанию. Кандидат Ицхак Рабин получил пожертвования законно: среди доноров - братья Шолденфрей, которые потом получат привилегированный статус в канцелярии премьер-министра Рабина и отметятся в "деле Шевеса".

Ликуд, 1992 - Ариэль Шарон и размораживание сельскохозяйственных угодий под строительство "для репатриантов". Хотя до уголовного дела не дошло, процесс сопровождался махинациями, подвергшимися резкой критике со стороны государственного контролера.

"Авода", 1993 - Шимон Шевес. Гендиректор министерства главы правительства при Рабине получал деньги от друга, торговца оружием Моше Штерна, и продвигал очень рискованную для репутации страны оружейную сделку, на которой Штерн должен был очень неплохо заработать. В свободное от этого время Шевес помогал уже упомянутым братьям Шолденфрей продвигать строительные проекты и добился отмены плана ввести налог на доходы от игры на бирже. Отделался штрафом в 50 тысяч шекелей.

Ликуд, 1997 - Мерказ. Возвращение центру партии права выбирать депутатов и утверждать назначения министров открыло настоящий сезон коррупции, достигшей апогея при премьер-министре Шароне.

"Авода", 1999 - Эзер Вейцман и помощь друга-миллионера Саруси на сумму в 190 тысяч долларов. Эхуд Барак и "амутот", через которые он предположительно собирал деньги на предвыборную кампанию.

Авода, 2000 - Салах Тариф, "Авода". Друзский депутат, председатель комиссии кнессета по внутренним делам, дал взятку начальнику управления народонаселения МВД, чтобы тот ускорил процесс получения гражданства его палестинским другом.

"Ликуд" - Щарон-папа, Шарон-сын (Омри), "Аннекс Мехкарим", австралийский миллионер Сирил Керн, Цахи Анегби (политические назначения в Министерстве экологии), подрядчик Дуду Аппель, греческий остров. Наказание Омри Шарону - семь месяцев лишения свободы, Дуду Аппелю - три с половиной года.

"Ликуд"/"Кадима" - Авраам Гиршзон. С 1998 по 2005 год он регулярно крал деньги из больничной кассы "Леумит" на общую сумму в 2 млн. шекелей. Наказание - пять лет лишения свободы.

Мы подошли к хорошо памятному делу Эхуда Ольмерта и всему, что было после 2006 года, и тут можно подвести итог. Не "секторальность" рождает коррупцию. Ее рождает доступ политиков и государственных чиновников к экономическим и регуляторным ресурсам. Несоответствие реальных политических нужд развитой демократии рамкам устаревшего законодательства рождает коррупцию. Секторальная круговая порука вредит так же, как идеологическая круговая порука. Принцип "цель оправдывает средства" рождает коррупцию. Готовность СМИ и общества закрыть глаза, если правое в их глазах дело делается грязными руками, рождает коррупцию. И, разумеется, в крупных партиях, имеющих доступ к большей доле государственных назначений и ресурсов, коррупция всегда  больше, чем в секторальных. 

Мелкие партии воруют по мелочам. Секторальность - неспособность коррупционеров объединить усилия (если следовать логике Кремницера и Рахата) - как раз облегчает усилия гражданского общества и правоохранительных органов по искоренению коррупции. Всегда легче осуждать коррупционера, когда его лицо не похоже на твое…

Автор: Арик Эльман
Источник: Детали
counter
Comments system Cackle
Загрузка...