В Голландии бывший джихадист обращается к евреям с просьбой о прощении
Фото: Getty Images
В Голландии бывший джихадист обращается к евреям с просьбой о прощении

Евреи всегда были в мыслях Джейсона Уолтерса, когда он все еще был ключевым членом самой смертоносной сети террористов-джихадистов в Нидерландах. Даже после того, как голландские силы безопасности арестовали Уолтерса в 2004 году за то, что он бросил ручную гранату в полицию во время контртеррористического рейда в его укрытии, он считал, что «исход суда будет определен в Тель-Авиве». Эта вера была результатом «крайней восприимчивости к теориям заговора», – сказал Уолтерс в недавнем интервью. 

Именно эта восприимчивость заставила Уолтерса, еще подростком, присоединиться к террористической группировке «Хофстад», которая в 2004 году убила голландского режиссера Тео ван Гога. Сейчас Уолтерсу 33 года, и он – выпускник университета. Он говорит, что он дерадикализировался в тюрьме, где провел восемь лет до освобождения в 2013 году. «Если ты салафит-джихадист, антисемитизм окутывает все твое мировоззрении», – сказал он. Именно поэтому Уолтерс решил впервые высказаться в необычном интервью главному редактору голландского еврейского еженедельника NIW Эстер Войт, в котором также были извинения перед голландскими евреями и другими жертвами, и его защита права Израиля на существование в безопасных границах. 

В преддверии 15-летнего юбилея группировки «Хофстад» Уолтерс является одним из двух людей, связанных с этой сетью, которые дают другим надежду на борьбу с радикальным исламом, обращаясь к еврейской аудитории и остерегая других мусульман против радикализации. Сумайя Сахла, мусульманка, которая провела девять месяцев в тюрьме за связь с группировкой «Хофстад», нарушила свое молчание в прошлом году. 34-летняя Сахла отправилась с про-израильской группой лоббистов CIDI в Израиль для участия в семинаре по Холокосту. «Когда еврей не может носить кипу на улице», но мусульмане могут носить традиционную одежду, «тогда что-то не так», сказала она в прошлом году во время празднования Хануки в Утрехте. 

Интервью Уолтерса вызвало волнение в Нидерландах, потому что, в отличие от Сахлы, он был осужден за проведение вооруженного нападения и планирование убийства видных анти-исламских политиков, в том числе лидера Партии Свободы Герта Вилдерса и Айа́ан Хи́рси А́ли. Интервью NIW комментировали основные голландские газеты, такие как Elsevier и Algemeen Dagblad, а также бельгийские СМИ. Важность этого интервью связана с «национальной травмой», которую Нидерланды испытали после убийства Тео ван Гога другим членом группировки «Хофстад» в 2004 году. Ван Гог, который разозлил голландских мусульман своим фильмом, критикующим обращение с женщинами в исламе, был застрелен и заколот 2 ноября 2004 года в Амстердаме, когда он ехал на велосипеде на работу. 

Барт Олмер, бывший корреспондент ежедневной газеты Telegraaf, писавший о проблемах безопасности, сказал JTA, что группировка «Хофстад» «изменила реальность в этой стране». В дополнение к Уолтерсу, Сахле и Мохаммеду Буйери, убийце Тео Ван Гога, в связи с группировкой был арестован еще 21 человек. Это была первая, самая большая и смертоносная джихадистская ячейка в голландской истории. Ее раскрытие вызвало беспрецедентное ужесточение усилий в области безопасности и борьбы с терроризмом в стране, чьи руководители десятилетиями ездили на велосипеде без телохранителей. 

Это также вызвало взрыв анти-мусульманских настроений, которые до сегодняшнего дня определяют большую часть политики страны. Участие Джейсона Уолтерса было особенно шокирующим для многих в Голландии, потому что, в отличие от других в группе, он не происходил из радикальной мусульманской среды. Бывший сыном голландки и американского солдата, служившего в Нидерландах, он был обращен в ислам в возрасте 13 лет со своим братом Джермейном, который в 2015 году погиб в Сирии, сражаясь вместе с другими джихадистами. 

Братья стали интересоваться исламом после теракта во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., сказал Уолтерс. Согласно обвинительному заключению на процессе Уолтерса марокканские экстремисты взяли двух братьев под свою опеку и радикализировали их. К 2003 году, когда братьям было по 18 лет, они были частью группы «Хофтсад», местной сети террористов с оружием и расстрельными списками, и обширными связями с международными террористическими группировками суннитов. «Это началось с изучения Корана днем и ночью. Когда ты экстремист, это мировоззрение — это все. Ты больше не человек», – сказал Уолтерс Войт во время интервью у себя дома в Амстердаме. «Вы верите, что вы испытываете чудеса. Религия задает вам линию поведения: вы больше не имеете права на собственное мнение и чувства, если они противоречат религии, вам нужно приспособиться». 

Ненависть к евреям была важной частью идентичности Уолтерса, говорит он. «Догма: евреи отказались от послания Мухаммеда, они по сути плохие, проклятые, – добавил Уолтерс. Аяты Корана описывают, что «евреи являются посланниками дьявола». Существование Израиля служило доказательством приближения дня расплаты, потому что «они собрались в одном месте на Ближнем Востоке, чтобы быть уничтоженными», – сказал он. «Вы демонизируете все еврейское, как источник зла», – сказал Уолтерс. 

С течением времени Уолтерс, который провел большую часть своего тюремного заключения в изоляции, начал изучать западные науки с намерением доказать, что все они имеют свои корни в Коране, сказал он. Но воздействие эмпирического мышления привело к тому, что религиозные убеждения Уолтерса «рухнули». Уолтерс сказал Войт, что внезапно заметил, как он верил одновременно в три противоречивые теории о Холокосте: что это была мистификация, чтобы оправдать создание Израиля; что это было реально, но оправдано, и что это было реальным и необоснованным, примером зла христианских обществ. Уолтерс недавно получил степень магистра по исламистской радикализации в престижном Лейденском университете. 

На фоне роста уровня антисемитского насилия в Нидерландах «я начал чувствовать себя все более виноватым»», – сказал Уолтерс. «Я был очень несправедлив, и я хочу все исправить», – сказал он о своем решении обратиться к Войт для своего первого интервью. «Мне нужно наверстать упущенное за то, что я был на абсолютно неправильной стороне. Это стало для меня серьезной проблемой в отношении евреев и израильтян». Он также извинился перед четырьмя офицерами, которые были ранены во взрыве, которое он вызвал, бросив в них ручную гранату в 2004 году. «С этим я должен жить» – сказал он NIW. «Ловушка антисемитизма, в которую я когда-то попал, становится мейнстримом», – добавил он. «Те же самые стереотипы вернулись. В дебатах о евреях и Израиле больше нет баланса». 

В интервью NIW Уолтерс продолжал защищать Израиль. «Когда религиозный источник моего антисемитизма отпал, я начал переориентацию», – сказал он. Глядя на карту Израиля, «я начал думать, что бы я сделал, если бы я был израильтянином». Уолтерс полагает, что контроль Израиля над спорными землями является следствием нестабильности на Ближнем Востоке. И он назвал обращение Израиля с палестинцами «сдержанным» по сравнению с арабскими правителями, которые массово убивали их. Израиль «делает ошибки», сказал он. Но «конечно, он выбирает власть» с учетом того, как «история доказала, что евреи нуждаются в собственной родине, потому что никто другой не защитит их». 

Уолтерс отказался от того, чтобы его фотография появилась в газете NIW, объяснив, что он хотел, чтобы его появление «было постепенным». Но поскольку исламистский экстремизм продолжает требовать жертв по всей Западной Европе, сказал Уолтерс, то он чувствует себя все более вынужденным публично противостоять ему. «Я надеялся получить скучную работу, возможно, в качестве профессора философии», – сказал он. «Но я понимаю, что у нас есть проблема мусульманского экстремизма». «Я думаю о создании семьи и о том, в каком обществе я хотел бы, чтобы жили мои дети». 

Хотя он стал примером для подражания и для дерадикализации Уолтерс говорит, что он мало верит в ее возможность для большинства последователей ненавистнических идеологий, к которым он ранее принадлежал. Дерадикализация не является клинической процедурой, сказал он. «Речь идет о экзистенциальном выборе», – сказал он. Он объяснил, что заставить радикально настроенных мусульман отказаться от своих доктрин примерно так же вероятно, как заставить закоренелых левых избирателей поддержать ультраправых.  Безболезненного решения нет», – предположил Уолтерс. «Возможно, мы приближаемся к очень неудобному выбору, такому как переопределение свободы религии и пересмотру того, что конституция оставляет нам, чтобы решить эту проблему». Хотя Уолтерс говорит, что у него нет «ответов» на эти отрезвляющие вопросы, он добавил, что он чувствует себя вынужденным действовать, чтобы решить проблему. «У меня есть ответственность, я видел обе стороны проблемы», – сказал он. 

jta.org

counter
Comments system Cackle
Загрузка...