"Русский" бунт
Фото: mnenia.zahav.ru
"Русский" бунт

Что общего между признанием в Израиле армянского геноцида и выборами мэра Иерусалима? На первый взгляд, это сравнение выглядит некоторой натяжкой, и все же неслучайно и в том, и в другом процессе участвуют русскоязычные политики, причем оба они действуют вопреки премьеру. 

Вопрос геноцида армян обычно поднимается в Кнессете в связи с ухудшением отношений с Турцией. Так оно случилось и на этот раз, после того как Эрдоган снова показал себя врагом Израиля и сторонником ХАМАСа. Как правило, этот вопрос аккуратно спускают на тормозах, чтобы окончательно не рассориться с Анкарой. При всей моральной составляющей, признание геноцида армян остается для Израиля прежде всего политической проблемой. С другой стороны, армянский вопрос практически всегда служит вызовом правительству и его выдвигает оппозиция. 

Сегодня градус охлаждения с Турцией достиг такой низкой точки, что среди лоббистов армянского закона оказались представители коалиции и правящей партии. Около 50 депутатов Кнессета поддержали инициативу Ицика Шмули (Сионистский лагерь) и Амира Оханы (Ликуд), и в их числе – спикер Кнессета Юлий Эдельштейн, который пообещал сделать все, чтобы законопроект был принят. Мнение премьера, который также выполняет обязанности министра иностранных дел, долгое время не озвучивалось, но в конце концов МИД заявил, что это решение преждевременно. После этого Эдельштейн снял голосование по армянскому геноциду с повестки; как объяснила его пресс-служба, чтобы не провалить его и, возможно, чтобы в перспективе мобилизовать для него больше сторонников. 

Речь тут не о том, чья позиция по поводу геноцида справедливее, а о том, что спикер Кнессета откровенно идет против главы правительства. Это уже не первый подобный конфликт. Недавно Эдельштейн категорически воспротивился не предусмотренному протоколом выступлению премьера на церемонии Дня Независимости и даже пригрозил бойкотировать праздник. 

В отличие от Эдельштейна, министр экологии и по делам Иерусалима Зеэв Элькин не конфликтовал с Нетаниягу. Более того, объявив о намерении баллотироваться на пост мэра столицы, он ждал от премьера поддержки, но пока не дождался. Возможно, Биби не хочет отдавать приоритет никому из кандидатов, но скорее он просто недоволен предстоящим уходом своего верного соратника. 

Сам Элькин объясняет, что готов отказаться от министерских постов и участия в военно-политическом кабинете, поскольку "Иерусалим имеет высшую ценность". 

Следует помнить, что он также является доверенным лицом Биби в том, что касается взаимодействия с Путиным - переводчиком и участником секретных переговоров. Статус не просто высокий, а эксклюзивный, но мэр - гораздо более самостоятельная фигура. Нетрудно понять, что нынешним своим положением Элькин обязан исключительно Нетаниягу. Уход из правительства и Кнессета – это его шанс выйти из тени своего патрона. При этом Элькин не хочет открыто воевать с Биби, как делает Эдельштейн или другой "русский" политик, в свое время вылетевший из-под крыла Нетаниягу – Авигдор Либерман. 

Либерман пользовался полным доверием Нетаниягу и был практически его правой рукой – сперва генеральным директором Ликуда, позже – генеральным директором министерства главы правительства (1996-1997). В 1999-м он основал свою партию "Наш дом Израиль", провел ее в Кнессет и, хоть и не занял место Биби, но добился большего, чем если бы оставался верным оруженосцем своего шефа. Впоследствии Либерман то сближался с Нетаниягу и создавал с ним политические союзы, то выходил из соглашений, яростно критиковал его и обвинял в неумении выполнять обещания. 

Можно ли, глядя на эти примеры, говорить о "неблагодарности" и ненадежности "русских" политиков, с которыми Биби так не везет? Или все же дело в самом Нетаниягу? 

Нельзя сказать, что речь идет о "русском бунте", ведь русскоязычные политики – лишь малая часть из тех, кто расстался с премьером или бросил ему вызов за годы его правления. Известно, что Нетаниягу не терпит возле себя потенциальных конкурентов с претензиями на лидерство. "Русские" задерживались рядом с ним дольше других: кто - из природной порядочности и добросовестности, а кто - потому что начинал с нуля и не имел другой поддержки. Но и они рано или поздно идут против Нетаниягу. Противостояние премьеру растет, и оставаться в числе его приближенных становится не только трудно, но и невыгодно. 

Здесь есть и положительный момент: "русские" лидеры достаточно уверенно чувствуют себя в политике и больше не нуждаются в протекции. Во многих случаях им уже не нужно разыгрывать секторальную карту – на этом поле они играют на равных с коренными израильтянами. Хорошо ли это для "русских" евреев, для простых избирателей, которые по-прежнему голосуют за "своих" кандидатов? Время покажет.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...