Почему СМИ продолжают поощрять насилие ХАМАСа?
Фото: Reuters
Почему СМИ продолжают поощрять насилие ХАМАСа?

Если бы впервые случилось так, что ХАМАС сознательно провоцирует Израиль на самооборону, ведущую к непреднамеренной гибели мирных жителей в секторе Газа, то игру средств массовой информации на руку террористам еще можно было бы простить. 

Но недавние провокации, в которых 40 000 жителей Газы пытались снести пограничный забор и ворваться в Израиль с бутылками Молотова и другим импровизированным оружием, были частью постоянно повторяющейся тактики ХАМАСа, которую я называю «стратегией мертвого ребенка». 

Цель ХАМАСа в том, чтобы Израиль убил как можно больше жителей Газы, и тогда заголовки в СМИ снова и снова начинались, а часто и заканчивались бы исключительно подсчетом тел. Другими словами, ХАМАС намеренно посылает женщин и детей на линию фронта, в то время как боевики прячутся за этими человеческими щитами. 

Лидеры ХАМАСа давно усвоили эту кровожадную тактику. Фатхи Хамад, представитель ХАМАСа в Палестинском законодательном совете еще в 2008 году откровенно заявил: 

«Для палестинского народа (имеются в виду палестинские арабы – прим. переводчика) смерть стала индустрией, в которой преуспевают даже женщины, а равно и все другие жители этой земли – и старики, и дети, и моджахеды. 

Вот почему женщины, дети, старики и моджахеды – все они становятся  человеческими щитами, бросая вызов сионистской машине убийства, будто бы говоря сионистскому врагу: «Мы желаем смерти, так же страстно, как вы желаете жизни»». 

Эту самую тактику ХАМАС использовал, во время спровоцированных им двух последних войн с Израилем, когда боевики обстреливали Израиль ракетами, прячась среди гражданских объектов, включая больницы, школы и мечети. 

Отвечая, Израиль изо всех сил старался избегать жертв среди гражданского населения. Предваряя атаки, израильские самолеты разбрасывали листовки, обращенные к жителям, ставшим потенциальными мишенями, с призывом покинуть районы военных действий. Более того, прежде чем бомбить дома, превращенные террористами в площадки для запуска ракет или склады взрывчатых веществ, израильтяне сбрасывали на крыши специальные шумовые (не смертельные) бомбы, предупреждающие своим звуком жителей и, позволяющие таким образом покинуть дом до бомбардировки. 

Тем не менее, жертвы среди мирных жителей все равно неизбежно случались, и СМИ обвиняли в гибели этих людей Израиль, несмотря на принятые тем меры предосторожности. 

То же самое происходило и тогда, когда ХАМАС рыл диверсионные туннели, которые использовал для похищения израильских граждан. Входы в эти туннели также начинались в жилых кварталах, в том числе, из мечетей и школ. Использование своих гражданских лиц в качестве живого щита при нападении на израильских граждан является двойным военным преступлением. Тем не менее, средства массовой информации раз за разом фокусируют свое внимание исключительно на реакции Израиля на эти «военные преступления», а не на самих военных преступлениях, практикуемых ХАМАСом.

Жестокая действительность заключается в том, что каждый раз, когда Израиль случайно убивает гражданское лицо в Газе, Израиль проигрывает, а ХАМАС побеждает. В то время как для израильтян любая смерть гражданского лица, случайно убитого ими, становится трагедией, ХАМАС от каждой такой смерти пожинает плоды политического успеха. И потому, он с энтузиазмом поощряет своих женщин и детей становиться мучениками. 

Называть это «стратегией мертвого ребенка» звучит чудовищным, но лишь потому, что так оно и есть на самом деле. И обвинять следует вовсе не того, кто использует этот термин за точное описание подобной тактики, а тех, кто цинично ее применяет. И точно также необходимо снова и снова осуждать СМИ за то, что они, сообщая лишь о количестве тел, а не о намеренной практике ХАМАСа, ведущей к одностороннему подсчету тел, по сути, играют на руку террористам. 

Газа действительно находится в отчаянном и непрерывно ухудшающемся положении. Но все эти беды жители сектора создали себе сами, исключительно своими собственными руками. 

После того, как Израиль отказался от контроля над  сектором Газы, не оставив там ни одного своего солдата или гражданского лица, Газа могла превратиться в Сингапур Средиземноморья. Это красивый район с большим морским побережьем, получивший наличные деньги и другую помощь из Европы. Кроме того, Израиль оставил там, в целости и сохранности всю сельскохозяйственную инфраструктуру (приносившую многомиллионные доходы еврейским фермерам). Но вместо того, чтобы использовать все эти колоссальные ресурсы для обеспечения своих граждан питанием, домами и образованием, ХАМАС потратил все до последнего гроша на войну — ракеты и террористические туннели. Более того, ХАМАС побросал своих оппонентов с крыш и убил тех, кто был готов признать Израиль и договориться с ним. 

ХАМАС последовательно отвергает любое решение, при котором сохраняется Израиль. Единственным выбором ХАМАСа остается радикальное насилие, проявлением которого и стали нынешние события возле приграничного забора. НО разве хоть одна страна в мире позволила бы 40 000 поклявшимся ее уничтожить людям, проломить пограничный забор и напасть на своих граждан, мирно проживающих вблизи границы? Разумеется, нет. 

Мог ли Израиль сделать больше для сокращения потерь среди тех, кто пытался нарушить его границу? Я не знаю. Но точно также не знают этого и легионы диванных стратегов критикующих нынче Израиль за предпринятые им шаги, которые предотвратили катастрофу среди жителей деревень и городов, расположенных рядом с пограничным забором. 

Ясно одно: ХАМАС будет продолжать использовать стратегию «мертвого ребенка» до тех пор, пока СМИ продолжат сообщать о смертях на границе сектора в том виде, в котором они сообщают об этом в последние недели. Многие в средствах массовой информации причастны к этим смертям, потому что их односторонняя подача информации побуждает ХАМАС снова и снова посылать невинных женщин и детей на линию фронта. 

Может статься, Израиль способен лучше организовать защиту своих граждан, но, нет никаких сомнений в том, что средства массовой информации могут и должны лучше справляться с точным отражением стратегии ХАМАСа, приводящей к столь массовому количеству невинных смертей. 

Есть невероятно выразительная картинка, иллюстрирующая важнейшую разницу между ХАМАСом и Израилем. На ней изображен израильский солдат, стоящий перед детской коляски с младенцем, я ее. А напротив террорист ХАМАСа, прячется позади детской коляской с ребенком, используя ее как прикрытие. 

Эта картинка иллюстрирует реальность, происходящую на границе сектора Газы куда точнее, чем большая часть «объективных» репортажей, предлагаемых нам средствами массовой информации. 

Алан М. Дершовиц, почетный профессор права Гарвардской юридической школы и автор книги «Trumped Up (о криминализации политических различий, угрожающей демократии)». 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle