Весеннее обострение
Фото: Getty Images
Весеннее обострение

Трудно что-либо глубокомысленно комментировать в мире, где все все знают и никто ничего не понимает. Как и во времена Екклесиаста, познания умножают скорбь, но не добавляют мудрости. Человечество в явном замешательстве, а замешательство делит от помешательства лишь односложная приставка. Единственный литературный жанр, в котором еще можно говорить о фактах бытия, это притча. 

Когда русские байкеры - "Ночные волки" ударили очередным мотопробегом по европейскому бездорожью и разгильдяйству, к ним в Праге подбежала группа приветствующих странного вида. Единомышленники начали было брататься, но санитары развели. Оказалось, что постояльцы ближнего дурдома, в ремиссии и потому неопасные, были выведены в порядке моциона на прогулку. При виде космических мотоциклеток иностранного происхождения и викингских рогатых шлемов, при реве моторов без глушилок пациенты перевозбудились и решили было, что их бред воплотился в жизнь, что их время пришло. Их удалось медикаментозно "погасить" и развести по палатам. Недоразумение разрешилось само собой и байкеры продолжили свой победоносный путь в Берлин. 

Как получилось, что ночные волки, всякие соловьи-разбойники с большой дороги, лешие, вурдалаки и прочая былинная нечисть выбились в главные герои "Русского мира"? Тот по идее должен был обаять недоразвитые народы высокими культурными и научными достижениями, но выродился в обычное бахвальство забулдыг из подворотни, протягивающих баночку из-под горчицы: "Можем повторить!". Не иначе как крыша поехала. 

Чем иным, как не сдвигом по фазе, можно объяснить новость, которая 9 мая была растиражирована российскими изданиями с претензией на серьезность: "Сладенький украинский мальчик провалил Евровидение. Речь о неудачном выступлении певца Никиты Алексеева, который, однако же, представлял на конкурсе вовсе не Украину, а Белоруссию. Оттоптаться на противнике, пытаясь уязвить его намеком на национальное происхождение в придачу к подозрительной ориентации – над этим могут потешаться разве что самые непритязательные расисты провинциального разлива. Это вне добра и зла и ниже плинтуса. Особенно глупо выглядит в ситуации, когда Украина худо-бедно прошла в финал и выступила достойно, в то время как российское певческое посольство прошло с вещами на выход. Многие государства были представлены на Евровидении певцами из постсоветского, часто просто из российского пространства, им охотно аплодировали, но никому не предлагали сдать анализ крови на предмет установления национальности, никому не пришло в голову разоблачать псевдонимы. 

Помешательство не знает границ. Эпидемия безумия захлестывает города и страны. В общественной атмосфере не только России разлита эйфория, свойственная маниакальной фазе биполярного заболевания. За ближайшим углом больных поджидает депрессивная фаза психоза. Многие уже держат в руке заключение психиатра: "Нуждается в немедленной госпитализации". Примеров не пересчитать. Вот Европейский совет подготовил на днях резолюцию, призванную заклеймить решение правительства Дональда Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим. Если бы не стойкое противодействие трех малосознательных членов (Венгрии, Чехии и Румынии), то резолюция была бы уже принята. В тексте подчеркивается решимость Евросоюза и впредь добиваться благородной цели – превращения Иерусалима в единую и неделимую столицу двух суверенных государств, Израиля и Палестины. 

Кто-то может подумать или даже сказать вслух: как это, как это? Одна столица для двух совершенно независимых друг от друга государств? Как представить себе эту нештатную ситуацию? Значит, какая-то, и немалая, часть территории обеих стран будет общей? Выходит, что западный Иерусалим, находящийся внутри международно признанных границ Израиля, придется отнять у него грубой силой, перерисовав границы, когда-то обозначенные ООН как нерушимые? Получается, что одни границы менять нельзя ни при каких обстоятельствах, ни под каким соусом – например Сирии, Ирака или, допустим, Украины с Грузией, а для других действует принцип "если нельзя, но очень хочется, то можно"? 

Я уже не говорю о конкретике бредового проекта: о мерах принуждения к миру, о деталях городского управления, о сказочной инфраструктуре, которая соединит сектор Газы с Западным берегом подземными каналами или надземными автострадами. Внизу будет, допустим, Израиль, а над ним в небе – Палестина. Если часть территории общая, то как разграничить то, что осталось необщим? Как обеспечить жителям столицы проход на территорию собственного государства? Через пропускные пункты? Или, может быть, именно на этой идиллической земле в порядке эксперимента вообще отменить всякие границы? Где исторические примеры, где лабораторные испытания на кроликах? И вообще – мы еще говорим о путях полюбовного замирения враждующих народов или у нас мир это уже война, как у Оруэлла? 

Весеннее обострение бредового расстройства не обходит стороной даже институты, которые по задумке должны служить прямо противоположной цели – врачевать мятущиеся души. Орден францисканцев наградил премией канцлера Германии Ангелу Меркель за "поддержание национального мира в изменившихся демографических условиях". Это ж надо так вывернуть мозговой мускул, чтобы оценить политика, который сознательно изменил демографические условия в своей стране – так, чтобы мог впоследствии преодолевать трудности, которых бы без него не было! 

Если продолжить плодотворную тему о премиях за мир, признаюсь, что я на этот раз нисколько не завидую Норвежскому комитету по присуждению Нобелевских премий мира. Этот комитет давно уже старается избежать награждения конкретных людей за конкретные дела. С живыми людьми легко попасть впросак, они обычно умирают не сразу после торжественной церемонии вручения. Гораздо удобнее награждать большие анонимные коллективы. Организация Объединенных Наций, к примеру, в лице своих специализированных комиссий удостоилась высшей награды уже 11 раз. Можно, конечно, найти еще какой-нибудь подкомитет ООН, не отмеченный вниманием Нобеля, но это уже будет выглядеть неприлично и даже, пожалуй, комично. Придется, скорее всего, подыскивать пригодную организацию с не слишком кровожадной повесткой дня – что-нибудь экологическое, природощадящее. На худой конец, можно отметить наградой шахматную федерацию, в этом виде спорта царит кладбищенская тишина и фигурками гроссмейстеры обычно не бросаются. Еще в прошлом году можно было отметить премией добровольческую армию спасателей ближневосточных беженцев, но в этом – уже нельзя: трудно доказывать, что и доставка потерпевших кораблекрушение переселенцев в Европу, и европейские программы, вообще препятствующие их выходу в море, равно хороши для дела мира. 

С другой стороны, не давать же премию Дональду Трампу за ядерное разоружение Корейского полуострова, как предлагают некоторые близорукие в американском Конгрессе и даже вне его стен! Чтобы этого не допустить, приходится внушать впечатлительной публике, что, во-первых, Ким без ракет гораздо опаснее, чем с ними, и, что, во-вторых, переговоры его легитимируют и пхеньянский режим становится более рукопожатным, чем раньше. Это со стороны американского президента большая оплошность, если не сказать военное преступление. Трамп, как все знают, – это именно тот мальчик, которого легко облапошить, навешав ему лапшу на уши. Если кто что-то сделал для мира, так это Барак Обама: за восемь лет правления он убедительно доказал, что бездействием мира не испортишь. Того же коммунистического реформатора Кима омерзительными твитами не провоцировал, корейских ракет в упор не замечал. Но дать ему еще одну "нобелевку" авансом за то, что опять не будет сделано, вряд ли получится – непроходной вариант. Так низко падать не хочется. А жаль. Но процесс обострения идет бойко: никогда не говори никогда.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...