Махмуд Аббас и умение выходить сухим из воды
Фото: Getty Images
Махмуд Аббас и умение выходить сухим из воды

После того как на прошлой неделе Махмуд Аббас поделился своим неортодоксальным видением Холокоста (в частности, среди прочих перлов там фигурировало «социальное поведение» евреев, которое и привело к трагедии), гневные осуждения последовали незамедлительно. 

«Пусть эти гнусные слова будут последними словами Аббаса в роли палестинского лидера», - гремел «Нью‑Йорк Таймс», звуча при этом скорее как Майкл Корлеоне, устраивающий разнос Фрэнки Пять Ангелов, чем как солидная газета. J Street, прогрессивное еврейское лобби, выступило с жестким заявлением, где слова Аббаса были названы «подстрекательскими» и «оскорбительными». Даже Совет безопасности ООН, известный своими «произраильскими симпатиями», тешился перспективой осуждения Палестины, но Кувейт выразил протеcт на том основании, что бороться с ревизионизмом Холокоста это как‑то «односторонне».

Шум и ярость были не напрасны: почувствовав, что почва поплыла у него под ногами, Аббас извинился. «Если люди были обижены моими словами, - сказал он, - особенно люди еврейской веры, я извиняюсь перед ними. Я хочу заверить каждого из них, что в мои намерения не входило их обидеть, а также вновь заявить о своем полнейшем уважении к еврейской религии, равно как и к другим монотеистическим религиям». 

Аллилуйя! Теперь, разобравшись с этим незначительным недопониманием, давайте проведем мысленный эксперимент: если на Аббаса так легко надавить, если он прислушивается к неодобрению со стороны тех сил, которые считает своими прирожденными союзниками: прессы, либеральных евреев и крепкой компании друзей в Совбезе ООН, что бы произошло, как вы думаете, если бы эти силы утрудились выразить свое недовольство Палестиной чуть‑чуть пораньше? 

Давайте немного повеселимся. Представим себе, к примеру, что те же самые либералы учинили Аббасу разнос в сентябре 2015‑го, когда тот весьма поэтично заявил, что Храмовая гора и Храм Гроба Господня, находящиеся в Иерусалиме, столице Израиля, принадлежат исключительно палестинцам, предостерег евреев от осквернения этих святых мест своими «грязными ногами» и пообещал своим слушателям, что «каждая капля крови, пролитая в Иерусалиме, чиста, каждый шахид попадет в рай, а каждый пострадавший будет вознагражден Господом». 

Представьте себе редакционную передовицу в «Таймс», где бы говорилось, что религиозная нетерпимость вкупе с прямым и однозначным призывом к насилию вещь предосудительная. Представьте, что ООН собирает ассамблею, чтобы вынести порицание Аббасу. Вместо этого палестинские делегаты через несколько дней получили разрешение поднять свой флаг на Второй авеню, а редакция «Таймс» хранила молчание. 

И таких историй масса. Мало кто возмущался, когда Аббас расхваливал свою программу оплаты убийств, которая щедро вознаграждает убийц евреев и превращает терроризм в куда более прибыльную карьеру, чем, скажем, строительство. (И только в прошлом месяце корреспондент «Таймс» заявил, что эта программа, вынудившая Конгресс США издать закон, приостанавливающий переводы палестинской администрации, пока она продолжает поддерживать террористов, была всего лишь придумкой крайне правых.) Никто не возмущался, когда Аббас, выступая в Стамбуле в декабре прошлого года, сказал, что у евреев нет никакой настоящей связи с историей и они «фальсифицируют эту историю, они мастера этого дела, и об этом сказано в святом Коране: они фабрикуют историю, упорствуют в этом и верят в это, но наш народ был на этой земле тысячи лет». Никто даже не пикнул, когда Аббас, выступая в Европарламенте летом 2016‑го, заявил, что главные раввины Израиля договорились отравить питьевую воду в Палестине - гнуснейший антисемитский сюжет, известный с незапамятных времен. Ни один из европейских политиков не осудил это заявление, и ни одно крупное американское СМИ не призвало к отставке Аббаса. 

Те из нас, кто какое‑то время писал об упорной и непростительной нетерпимости палестинского президента, теперь оставили всякую надежду на то, что наше беспокойство разделит кто‑нибудь влиятельный - в прессе, ООН или в других бастионах прогрессивных сил. 

И в свете этого внезапная вспышка в «Таймс» и в других местах представляется просто грустной шуткой. Видя, как скоро Аббас извинился, мы не можем не думать, что бы было, если бы эти самозванные защитники мира и прав человека соблаговолили немного пораньше выступить против самодура из Рамаллы. «Гнусные» слова Аббаса на прошлой неделе не были его первыми гнусными словами, не были и самыми гнусным, а время ему уйти в отставку уже давно пришло. 

Если бы у нас была честная, беспристрастная пресса, международное сообщество, действительно преданное делу примирения, и левые, меньше ненавидящие правительство Биньямина Нетаньягу и больше склонные подозревать давнего неисправимого отрицателя Холокоста и организатора насилия и террора, - от этого и израильтянам, и палестинцам было бы больше пользы. Давайте надеяться, что еще не поздно. 

Лайел Лейбовиц, Mahmoud Abbas and the Art of Getting Away With Murder

counter
Comments system Cackle
Загрузка...