Что изменилось в Ливане
Фото: Reuters
Что изменилось в Ливане

Выборы в Ливане закончились в пользу "Хизбаллы", сообщают мировые СМИ. Лидер группировки шейх Насралла поздравил своих соратников с победой и призвал "не упускать момент" в том, что касается противостояния с Израилем. Означает ли это, что Ливан окончательно перешел под руководство проиранской группировки и нас ждет новая война? 

Прежде всего, оценки итогов выборов не совсем корректны. 67 из 128 мандатов в парламенте получила не сама "Хизбалла", признанная террористической группировкой в Израиле, США, Канаде и некоторых арабских странах, а блок, в который, помимо нее, входят шиитское объединение "Амаль", христианское "Свободное патриотическое движение" и несколько других организаций и независимых депутатов. Да, в целом все они поддерживают "Хизбаллу" и противостоят партии «Аль-Мустакбаль», которую возглавляет нынешний премьер Саад Харири. И все же нельзя однозначно относить весь блок к врагам Израиля, поскольку на уровне парламента шииты борются с своими внутренними противниками и израильский вопрос здесь далеко не на первом месте. 

Также было бы преувеличением утверждать, что успех "Хизбаллы" однозначно говорит о радикализации ливанского населения и росте проиранских и антиизраильских настроений. Шиитская группировка обрела популярность во многом за счет идей социальных реформ (здесь трудно не увидеть параллели с ХАМАСом в Газе), антикоррупционных лозунгов и обещаний отменить конфессиональные квоты. Но главное – ливанцы видят в "Хизбалле" главного защитника от джихадистов "Исламского государства", орудующих в соседней Сирии. 

С большой вероятностью формировать новое правительство по-прежнему будет суннитский блок Харири, хотя с учетом усиления "Хизбаллы" и ее сторонников это будет не так-то просто. 

Последние выборы проходили в Ливане в 2009 году. В 2013-м они были отложены на неопределенный срок из-за проблем с избранием президента, наплывом беженцев и войной в Сирии. Парламентарии опасались нарушить хрупкое равновесие, с таким трудом достигнутое в ливанской политике. К тому же новый закон о выборах был утвержден только в 2017-м, и сегодня у Ливана одна из самых сложных в мире избирательных систем, основанная на пропорциональном представительстве. Как известно, в этой мультикофессиональной стране главные государственные посты распределены между различными прослойками населения. Против этих квот и выступает "Хизбалла", чья очевидная цель – усилить шиитское и проиранское влияние в государстве. Однако многие ливанцы видят в пропорциональной системе дискриминацию и поддерживают ее отмену. 

Премьер Саад Харири строил свою предвыборную кампанию на противостоянии шиитскому доминированию и даже откровенно предупреждал, что тот, кто не идет на выборы, отдает свой голос "Хизбалле". Однако многие эксперты считают, что между суннитскими и шиитскими политиками существует негласная договоренность по вопросам разделения власти и этот статус кво не будет нарушать ни одна сторона. 

Итоги ливанских выборов беспокоят и Саудовскую Аравию, для которой триумф "Хизбаллы" означает еще одну победу Ирана. Саудиты даже попытались совершить в Ливане государственный переворот, вынудив Харири во время визита в Эр-Рияд объявить о своей отставке. В стране начались протесты, в дело вмешался французский президент, и Харири пришлось вернуться. Кроме того, Саудовская Аравия безуспешно пыталась давить на Бейрут экономическими санкциями, требуя вывода отрядов "Хизбаллы" из Сирии, а накануне выборов, наоброт, стала предлагать правительству Харири миллиардные кредиты. 

Сам Ливан саудовских монархов не интересует, но это еще один плацдарм, который успешно захватывает Иран, создавая в регионе так называемый шиитский полумесяц. Эти планы уже не кажутся фантастическими на фоне того, как проиранские силы закрепляются в Ираке, Йемене и Сирии. В апреле аятоллы даже объявили о строительстве прямой автотрассы до Ливана. Вопрос, хватит ли "Хизбалле" парламентских мандатов, для того чтобы лоббировать это и другие подобные решения. Суннитское противостояние проиранской группировке в Ливане достаточно сильно. Иногда оно доходит до вооруженных стычек, как это было в 2008 году, когда правительство попыталось закрыть телевизионный канал "Хизбаллы". 

Но политические и конфессиональные разногласия уходят на задний план, когда дело касается Израиля. Поэтому шиитские радикалы успешно стараются представить каждое столкновение еврейского государства с "Хизбаллой" как агрессию против Ливана, что вызывает возмущение мирового сообщества. Сильное политическое представительство, вероятно, облегчит им эту задачу. И все же решение о том, воевать ли с Израилем, не зависит от количества мест «Хизбаллы» в парламенте, и приниматься оно будет не в Бейруте, а в Тегеране.

counter
Comments system Cackle