Израильско-российские отношения сквозь призму криминальных понятий
Фото: пресс-служба
Израильско-российские отношения сквозь призму криминальных понятий

Обладая армией, входящей в десятку сильнейших на планете, и сочетая политический прагматизм с регулярной демонстрацией решимости применять силу для защиты собственных интересов, Израиль сумел выстроить с Россией отношения, которые вряд ли когда-либо раньше были более тесными и деловыми. В конечном счете, это служит интересам как Израиля, так и его стратегического союзника США. Да и России тоже.

Многие в Израиле воспринимают любые шаги России на Ближнем Востоке, как заведомо антиизраильские. 

Ничего удивительного тут нет, если вспомнить, что на протяжении более чем полувека именно СССР оставался главным и наиболее опасным врагом Израиля, а нынешний высший эшелон российского МИДа по-прежнему укомплектован старыми советскими кадрами. 

Тем не менее, в отличие от советского, нынешнее российское руководство, похоже, не слишком отягощено антисемитизмом, а потому, резонно предположить, что и решения свои оно принимает, исходя, прежде всего из своего понимания собственных выгод, а вовсе не под влиянием антисемитских эмоций и желания во что бы то ни стало навредить Еврейскому государству. Пользуясь выражением дона Вито Корлеоне, "чистый бизнес, и ничего личного". 

В отличие от своих западных коллег, сегодняшние российские власти, не обременены необходимостью пусть даже формально отчитываться перед своим обществом, на остальной же мир им - начхать. Попросту говоря, они не ограничивают себя тем, что в человеческих отношениях называется совестью, поэтому их поведение в значительной мере определяется схемами, именуемыми в сегодняшнем русском языке "понятиями". 

Иными словами, договариваться и выстраивать отношения с Россией можно, надо лишь соблюдать следующие правила: быть начеку, быть сильным и готовым в любой момент использовать свою силу, проявлять уважение, но не позволять себя унижать. 

Поэтому, чтобы не случилось, как с Украиной, следует обладать хотя бы восьмой по силе армией мира, готовой немедленно и всей своей мощью отстоять национальные интересы в случае попытки посягательства на них. 

Именно в этом ключе израильский премьер Нетаниягу добился понимания с российским президентом Путиным, прежде всего, в самом важном для Израиля вопросе – безопасности на северной границе. 

С самого начала, когда три года назад, Россия оказалась соседом Еврейского государства по Сирии, Нетаниягу лично прибыл в Москву, потрафив тем самым самолюбию Путину, ставшего к тому времени уже нерукопожатым для западных лидеров. Проявив, таким образом, должное уважение, Нетаниягу, вместе с тем жестко и недвусмысленно очертил сферу израильских интересов, не преминув, задействовать для этого одну из лучших в мире боевых авиаций. 

И Россия де-факто согласилась на этот расклад. Израиль, согласно публикациям в иностранных СМИ, продолжил ликвидацию военных объектов на территории бывшей Сирии, рассматриваемых им в качестве стратегической угрозы, а российские ПВО стали делать вид, что бомбежки их союзников поневоле, не более чем божья роса. В свою очередь, Израиль подчеркнуто занял нейтралитет в остальных, не касающихся его вопросах, в которых Россия кардинально разошлась с Западом. 

По большому счету, участвовать в политической конфронтации с Россией на стороне европейцев, отказавшись от независимой политики, Израилю, в общем, и незачем. В конце концов, сами европейцы ведут себя именно так, как минимум, не проявляя солидарности с израильскими интересами в своих отношениях с арабами.

У России же нет никакого резона ввязываться в войну с Израилем, по сути, не препятствующим ее интересам в Сирии из-за той трепки, которую тот регулярно устраивает иранцам. Москва отнюдь не является автоматическим союзником Тегерана, напротив, она скорее его соперник в вопросе о покровительстве над Асадом и прибрежным анклавом алавитов и других несуннитских жителей бывшей Сирии. 

Именно Иран своими провокациями, прежде всего через "Хизбаллу" изо всех сил стремится столкнуть Россию с Израилем и США, надеясь вовлечь ее в полномасштабную войну на своей стороне. Вот только, это совершенно не служит российским интересам, сводящимся сегодня к удержанию военных баз в Восточном Средиземноморье. На большее, по итогам столкновения с США в феврале, при попытке форсировать Евфрат, продемонстрировавшего реальный расклад сил между армиями XX и XXI века, а потому завершившегося стремительно и недвусмысленно, в Москве и не рассчитывают. 

В отличие от многих других западных лидеров, Нетаниягу грамотно и прагматично выстроил личные отношения с Путиным. Он не только проявлял "уважение", но и дарил подарки: удовлетворив претензии Москвы в отношении недвижимости русской православной церкви в Иерусалиме, и, подыгрывая нарративу давней победы над Германией, на фоне не слишком впечатляющего настоящего, заменившему россиянам реальные достижения. 

Несомненно, в глазах Путина, сыграло свою роль и то, что в отличие от большинства остальных слабохарактерных и вялых политических лидеров сегодняшнего мира, бывший спецназовец Нетаниягу своими руками убивал врагов, а однажды, во время освобождения заложников на самолете авиакомпании "Сабена", буквально "замочил террориста в сортире". 

Теперь именно эти личные отношения, а также, разумеется, мощь Армии обороны Израиля, особенно его разведки и ВВС, позволяют нивелировать одну за другой провокации Ирана. 

Вот и нынешняя поездка Нетаниягу в Москву, включающая его участие в раздутом до пошлости параде – вполне разумное и оправданное действо. Не исключено, что израильский премьер захватил с собой в Кремль послание из Белого Дома, возможно, предложение о договоренности по Ирану, чтобы Россия не вписывалась за аятолл слишком усердно, даже если дело дойдет до жестких воспитательных мер. 

И это, именно то, что сегодня нужно и Израилю, и США, и России.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...