Эта женщина
Фото: Getty Images
Эта женщина

У Голды не было личной поддержки в обществе, не было своей политической организации. Она властвовала над страной исключительно силой своей личности.

Бен-Гурион сказал о ней: "Единственное, что Голда умеет делать - это ненавидеть!" 

Сказать, что Голда Меир меня ненавидела, было бы преуменьшением: она меня не переносила. 

И то, как я разговариваю, и как одеваюсь, и как выгляжу. Все и вся. 

Однажды, посреди выступления в Кнессете (касалось оно, насколько помню, разрешения "Битлам" появляться в Израиле) я прервал самого себя и сказал: "А теперь я хочу ответить депутату Кнессета Голде Меир…" 

"Но депутат Меир ничего не сказала!" - возразил председатель. 

Я собираюсь ответить не на ее замечания, - объяснил я, - а не ее гримасы!

И действительно, Голда гримасничала, выражая каждой мышцей лица свое отвращение. 

ТРЕТЬЯ часть интересного сериала Равива Друкера (Raviv Drucker) об израильских премьерах посвящена ей. 

Леви Эшколь скончался в феврале 1969 года от внезапного сердечного приступа. Остряки утверждали, что это было результатом женитьбы на женщине на сорок лет его моложе. 

На роль преемника было немало популярных кандидатов, но - вот беда! - ни один из них не был членом правящей партии "Авода" ("Мапай"). И тут, невесть откуда, появилась Голда Меир. В то время она даже не была министром. 

Тогда свершилось чудо. Накануне вхождения во власть индекс ее популярности по опросам был практически нулевым. Наутро он подскочил до 80%. 

В последующие годы ее власть была беспредельной. Этому тоже нет объяснения. У нее не было личной поддержки в обществе, не было своей политической организации. Она властвовала над страной исключительно силой своей личности. 

Я живо припоминаю один эпизод. В 1973 году предстояли выборы нового президента. Голда стремилась продвинуть своего кандидата, достойного университетского профессора Эфарима Катцира. Его соперником также был достойный человек. 

В это же время Кнессету предстояло принять новый закон о трансформировании результатов выборов в фактический размер фракций. Мы называли его "заговором Бадер-Офер". Цель его была в том, чтобы помочь крупным фракциям подавить мелкие, одной из который была моя. 

Мне удалось сформировать коалицию всех мелких партий - левых, правых, религиозных и светских - и все вместе мы могли решить, кто станет президентом. Итак, мы предъявили ультиматум Министру финансов Пинкасу Сапиру, сильной руке "Аводы". Аннулируйте предложенный закон, и мы проголосуем за Кацира. В противном случае мы проголосуем за оппозиционного кандидата. 

Сапир достал свой легендарный блокнотик, сложил цифры и решил, что сила действительно на нашей стороне. "Подождите здесь, - ответил он нам. - Я схожу к Голде". 

Последовала потрясающая сцена. Мы видели, как он зашел в кабинет Голды и как через десять минут оттуда вышел совершенно другой человек. Всемогущий Сапир, прозванный "директором государства", стал карликом. Отводя от нас глаза, он устремился к телефону звонить в ультраортодоксальную религиозную фракцию. Пообещав им банк, Сапир заручился их голосами. Голда сказала ему: "Я не позволю Ури Авнери решать, кто станет Президентом Израиля!" 

НО ЭТО мелкие случаи в сравнении с грандиозным событием всей ее жизни и жизни страны: Войной Судного Дня. 

В ходе Шестидневной войны 1967 года Израиль, премьером которого был Эшколь, завоевал огромные территории, прежде всего, на Синайском полуострове. Наша армия окопалась вдоль Суэцкого канала. 

Новый египетский президент Анвар аль-Садат был полон решимости вернуть Синай. Он прощупывал ситуацию и негласно направил в Израиль своих представителей с невероятным предложением: если Израиль вернется к ранее существовавшим границам, Египет заключит с ним мир. Когда Голде представили это предложение, она с презрением его отвергла. 

Как обычно, Друкер представляет много фактов, до этого часто неизвестных. И все же я не уверен, что он изобразил Голду совершенно правильно. 

Голда родилась на Украине, и когда ей было 7 лет, семья, ставшая, по ее утверждению, свидетелем страшного погрома, эмигрировала в США. Она выросла американской еврейкой, вышла замуж и в возрасте 26 лет переехала в Палестину. Молодая пара поселилась в кибуце, и Голда стала активисткой партии "Мапай". 

Она никогда не была привлекательной женщиной, но, вероятно, имела немало любовных связей с пожилыми лидерами партии. Я помню, что в то время об этом ходило много слухов и понимаю, почему Друкер уделяет этим связям столько времени, хотя сам нахожу их ничуть не интересными. 

Главный факт в том, что Голда с самого начала испытывала глубочайшее презрение к арабам. Как и у всех ее предшественников (кроме Моше Шаретта, как я уже писал) у нее не было реальных контактов с арабами, не было представления об арабской культуре, и она презирала арабов до глубины души. 

Легкость, с какой израильская армия разбила три арабские армии в 1967 году, еще более укрепило это презрение. Голда и в мыслях не имела вернуть Синайский полуостров Египту, презираемой арабской стране. Особенно, когда во главе ее стал Анвар Садат, которого даже его предшественник, Гамаль Абдель Насер, считал слабаком. 

Если бы у нее было хоть какое-то представление об арабском мире, она знала бы, то египтяне очень гордый народ, который, даже в бедности, помнит, что является наследником 8000-летней культуры, а Канал - часть этой гордости. Мысль о том, что Египет когда-либо от него откажется - ребяческая, как и мысль о том, что палестинцы когда-либо откажутся от арабского Иерусалима. 

Палестинский народ? Голда отвечала презрительной усмешкой. "Нет такой штуки, как палестинский народ!", - однажды заявила она в Кнессете, когда я поднял этот вопрос. 

ЭТА ЖЕНЩИНА была во главе Израиля в один из самых критических его моментов. 

Незадолго до Йом-Кипур 1973 года главу израильской разведки вызвали в Лондон для срочной встречи с самым ценным израильским шпионом, египетским изменником, зятем Насера. Из Лондона он срочно вернулся с известием, что египетская армия совершит нападение в Йом-Кипур. 

Сообщение не произвело на Голду особого впечатления. Египтяне? Что они могут сделать? Она созвала генералов, и последовала бурная дискуссия. Нужно ли произвести мобилизацию резервов? В каком количестве? 200 000 как предложил начальник генштаба Давид Элазар, или всего 50 000, как предложил министр обороны Моше Даян. Голда как типичный политик предложила компромисс: призвали 100 000. 

Впоследствии этот вопрос стал центральным. "Почему не были призваны резервы?" - громыхал лидер оппозиции Менахем Бегин. 

В фильме Друкера Голда показана беззащитной старухой в окружении молодых энергичных генералов. Такой образ крайне далек от действительности: Голда была властной и деспотичной, а генералы в ее присутствии вели себя как дети. 

Когда презренные египтяне форсировали канал и овладели всеми прославленными израильскими укреплениями, израильтяне были потрясены. Обожествляемый Моше Даян, как и всегда малосведущий, предрекал повсюду "разрушение третьего храма" (вслед за двумя храмами древности). К счастью, Элазар (прозванный Дадо) проявил себя сведущим командиром и, в конце концов, Израиль одержал победу. 

Конец был скорым. Комиссия по расследованию осудила Дадо и оправдала Голду с Даяном, но страна возмутилась. Голде и Даяну пришлось уйти. 

Садат прибыл в Израиль для заключения мира, состоялась его встреча с Голдой, на которой она с улыбкой во все лицо пожала Садату руку и назвала себя "старой дамой". Погибшие на этой войне не восстали из могил. 

Может быть, теперешние лидеры Израиля мудрее Голды? И относятся к арабам с большим уважением? Готовы ли они вернуть оккупированные территории? 

Нет, нет и нет.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...