Восстановить неприкосновенность суверенных национальных границ
Фото: Reuters
Восстановить неприкосновенность суверенных национальных границ

Массовая иммиграции стала реальной угрозой образу жизни и культуре Западного мира.

Как должно вести себя правительство суверенной страны в ситуации, когда миллионы безоружных людей пересекают ее границу? Считать ли это иммиграцией или относиться как к вторжению? 

В последние годы этот вопрос жестко встал перед европейскими странами, следуя призыву Ангелы Меркель, широко распахнувшим свои границы. Коснулся он и США, стремясь в которые, тысячи людей из Центральной и Южной Америки пробираются через Мексику к американской границе. К слову, раньше за одно это, Соединенные Штаты вполне могли обвинить Мексику в соучастии во вторжении на свою территорию, считая подобное поведение южной соседки «казусом белли» — достаточным поводом для объявления войны. 

Со схожей проблемой вынужден бороться Израиль, противостоя нашествию африканских иммигрантов, пробирающихся в Еврейское государство через Египет. 

И нет ни малейших сомнений в том, что в скором времени с подобной тактикой столкнутся все без исключения экономически успешные государства, если только в этом вопросе не будет установлен ясный и четкий прецедент. 

Более того, необходимо идентифицировать и те политические силы внутри самих государств, которые поддерживают эту масштабную социальную инженерию. Так, например, в Евросоюзе опубликовали список организаций и НКО, активно способствующих массовой миграции на континент, определив их деятельность как подрывную. Вместе с тем, поскольку дело происходило в Евросоюзе, ничего более существенного в этом направлении, разумеется, сделано не было.

Неограниченная глобализация

Еще в конце XVII века, в рамках Вестфальских соглашений, европейцы признали неприкосновенность суверенных границ каждого государства, что стало необходимым условием развития национального самосознания и национальных государств. 

Однако теперь утопические идеи неограниченной глобализации, по сути, уничтожили представление о том, что национальное государство является важнейшей и фундаментальной единицей мирового порядка. При этом бесконечные вмешательства западных «правозащитных» организаций во внутренние дела других государств, еще больше подорвали идею о том, что граждане суверенного государства вправе определять свою судьбу самостоятельно. 

Неудивительно, что когда Ближний Восток взорвался, Европе, где продолжали проповедовать приоритет сотрудничества между народами над национальными интересами, не осталось иного выбора, кроме как начать принимать миллионы людей. 

Проблема возникла тогда, когда выяснилось, что эти миллионы состоят вовсе не из беженцев, женщин, стариков и детей, а формируются молодыми мужчинами призывного возраста, ищущими работу. Поскольку, когда страна принимает миллионы одиноких мужчин призывного возраста из совершенно иной культуры в течение столь короткого времени, это неизбежно приводит к усугублению социальной напряженности, усилению преступности и серьезному ущербу для принимающего общества. 

Именно это происходит сейчас в Европе, постепенно распространяясь на благополучные страны по всему миру. Огромное количество разочарованных людей просто решило, что их желания иммигрировать в поисках лучшей жизни в более успешные страны вполне достаточно для того, чтобы в этих странах приняли бы их с распростертыми объятиями, не требуя от них ничего взамен. И это крайне опасный прецедент. 

По меньшей мере, миллион негров из африканских стран к югу от Сахары перебрался в Европу в последние годы. Туда же стеклось еще несколько миллионов афганцев, сирийцы и иракцев. 

Некоторые из благополучных стран оказались лучше защищены, благодаря своему местоположению и проявленной решимости. Так Австралия депортирует всех, кто сумеет пересечь океан и добраться до ее берегов, а Британия проголосовала за Брексит. Но далеко не всем так повезло. Результатом стал резкий подъем европейских правых движений, жестко выступающих против продолжения иммиграции. 

США, надежно защищенные от проникновения мигрантов с востока и с запада, открыты с юга. Неудивительно, что именно оттуда, со стороны Мексики и происходит большая часть миграции, вызывающей негативную реакцию общества и, в частности, в немалой степени, повлиявшей на избрание Дональда Трампа. 

Другая успешная страна, Израиль, также столкнулась с проблемой нелегальной иммиграции и до сих пор не сумела депортировать большую часть инфильтрантов со своей территории. В свою очередь, Россия пытается противостоять миграции с Кавказа и из Центральной Азии. 

Китай и Индия пока чувствуют себя в относительной безопасности, благодаря своим естественным границам и жесткому пограничному контролю. Так, во время кризиса в Мьянме, Индия категорически отказалась принять каких-либо мигрантов, поскольку правящая в этой стране правая партия решительно настроена против какой бы то ни было миграции. Но все это ненадолго. 

Социальные последствия и проблемы в сфере безопасности

Следует ясно осознавать множество негативных последствий этого явления. Одним из них стал тяжелейший кризис сферы социальных услуг в Европе. Другим – дискриминация, которой вследствие своего происхождения подвергаются настоящие и законопослушные мигранты. 

Так, например, в США азиатские иммигранты из Кореи, Китая и Индии сталкиваются с массовой дискриминацией в университетах, созданной для обеспечения приоритета представителям латиноамериканского и афроамериканского происхождения. Вряд ли это улучшает социальную гармонию, и поскольку кандидаты отбираются не по квалификации, будущему государства также наносится серьезный ущерб. 

Есть здесь и аспекты, напрямую связанные с вопросами безопасности. Можно ли помешать проникнуть в страну потенциальным террористам, стремящимся нанести вред ее жителям? Как узнать истинные намерения нелегального иммигранта? Более того, сотни тысяч людей не способны за короткое время интегрироваться в совершенно иное для них общество и культуру, создавая, своего рода, бомбу с часовым механизмом, которую мы сами закладываем у себя под носом. 

Очевидно и то, что такая ситуация может стать инструментом ведения войны. Враждебная страна может просто направить тысячи людей, притворяющихся беженцами к границам своего противника, используя их в качестве силы для вторжения (то, чем, по сути, занимается сейчас ХАМАС на границе Израиля и сектора Газы). 

Одним словом, речь идет о крайне важных и срочных вопросах. Если Западный мир намерен сохранить свой образ жизни и свою культуру, идея суверенности национальных границ должна быть восстановлена. 

Возможно, для этого потребуется широкий международный консенсус, который, безусловно, будет сопряжен с препятствиями, но в конечном счете, у нас просто нет другого выбора. Проблема массовой иммиграции должна быть решена до того, как она взорвется насилием, справиться с которым уже будет невозможно. 

Сумантра Майтра, МИДА 

Сумантра Майтра является исследователем в Центре по изучению конфликтов, безопасности и террора при Университете в Ноттингеме.

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle
Загрузка...