Россия создает риск масштабной войны на Ближнем Востоке
Фото: Getty Images
Россия создает риск масштабной войны на Ближнем Востоке

Разоблачив израильскую атаку на иранскую базу в Сирии, Москва может спровоцировать эскалацию со стороны Тегерана. 

Шансы на расширение войны на Ближнем Востоке, в которой Израиль может выступить против Ирана, "Хезболлы" и шиитских боевиков в Сирии и Ливане, увеличиваются. И все благодаря России. Именно русские "выдали" Израиль, рассказав о его нападении 9 апреля на иранскую базу Т-4 в центральной части Сирии.  

Израиль практикует нанесение ударов по тем целям, которые имеют какое-то отношение к поставкам из Ирана качественно нового оружия "Хезболле". Но он никогда в этом не признается. Таким образом, пока израильтяне ничего публично не говорили, иранцам и "Хезболле" не нужно было наносить ответные удары ради спасения своего престижа. Но теперь, когда в результате израильского нападения иранцы потеряли как минимум семь офицеров из сил специального назначения "Кудс", а русские заявили об ответственности Израиля, иранцы оказались в уязвимом положении. Их средства массовой информации сейчас много пишут не только об атаке, но и о заявлениях высокопоставленных руководителей, таких как Али Акбар Велаяти (Ali Akbar Velayati), который сказал, что Иран предпримет ответные действия. 

Почему русские выдали Израиль? Причин - две. Во-первых, русские тоже находились на этой базе, и хотя израильский удар был очень точен, его нанесли рядом с российскими силами. Владимир Путин решил подать израильтянам сигнал о том, что такое недопустимо. Во-вторых, израильтяне нанесли свой удар после применения режимом Асада химического оружия в Думе, и Путин решил дать понять, что удар по иранской базе нанесли не американцы. У него аллергия на любые новости о том, что американская мощь как-то влияет на события в Сирии. В этой стране в качестве арбитра выступает Россия. 

По большому счету, ограниченный характер последующего удара американских, британских и французских войск по трем имеющим отношение к химическому оружию объектам в Сирии доказал правоту Путина. Эти удары ни в коей мере не ослабили систему разведки, командования и управления Асада, никак не повлияли на баланс сил в Сирии и на позиции русских и иранцев в стране. Масштабы удара, в ходе которого коалиция всячески избегала целей, близких к российским и иранским силам, были ограничены после того, как Россия пригрозила противодействовать таким атакам. По сути дела, Москва показала, что она в состоянии сдержать администрацию Трампа. 

Решимость президента уйти из Сирии, которую он выражает открыто, заявляя, что "пусть другие этим занимаются", несомненно придаст смелости России и Ирану. Она показывает израильтянам, что они остаются в одиночестве. Может быть, иранцы все-таки ограничат ответные действия против Израиля, но они по-прежнему наращивают свое присутствие в Сирии, и им приходится вести борьбу с продолжающимся повстанческим движением. Это говорит о том, что ответный удар Ирана (будь-то непосредственно по Израилю или по какой-то его уязвимой цели за пределами Израиля) будет настолько ограниченным, что и Израиль ограничит свой ответ. Но это не более чем предположение, в том числе предположение о том, что иранцы и израильтяне хорошо понимают сигналы друг друга. Возможностей для просчета и ошибок очень много. 

Даже если это возможное столкновение удастся ограничить или предотвратить, Иран и Израиль все равно следуют курсом на конфронтацию. Иран полон решимости создать обширную военную инфраструктуру для себя и для своих ставленников в Сирии и открыть новый фронт против Израиля. Израиль точно так же полон решимости помешать Ирану и не дать ему создать в Сирии нечто подобное "Хезболле", которая угрожает израильтянам из Ливана. 

Риск эскалации усиливается еще одни фактором. Решимость Ирана создать сирийский фронт против Израиля отражает его уверенность в том, что ему удастся получить асимметричные преимущества над еврейским государством. Действуя через "Хезболлу", у которой сегодня более 120 000 неуправляемых ракет, Иран сможет угрожать Израилю как из Ливана, так и из Сирии. А возможности у Израиля очень ограничены, и он не может угрожать Ирану напрямую. По крайней мере, так думают иранцы. 

Но Израиль ни в коем случае не согласится с такой ситуацией, в которой Иран будет считать, что он может безнаказанно развязать войну против еврейского государства. Если Израиль выдержал ракетные удары в спровоцированной и организованной иранцами войне, когда по нему выпускали по 1 000-2 000 ракет в день, то он вполне сможет поражать такие цели в Иране, которые причинят ему максимальную боль. Такими целями для Израиля вполне могут стать иранские объекты нефтедобычи и нефтепереработки. И как на это ответит Иран? Ракеты "Хезболлы" это тот максимум, что Иран может сделать в ущерб Израилю. А если под удар попадут иранские нефтяные объекты, то не ответит ли Тегеран атакой на саудовские нефтепромыслы? 

Смысл всего этого в следующем. Легко понять, как может начаться израильско-иранская война, но никто не знает, как она закончится. Может, администрация Трампа и хочет уйти из Сирии, но когда Соединенные Штаты отходят в сторону, угроза региональной войны усиливается. 

Сейчас необходим американский сдерживающий фактор. Путин должен понять, что США не станут бездействовать, наблюдая за иранской экспансией в Сирии, которая создает опасность масштабной войны с Израилем. Он может предпринять определенные действия для сдерживания расширяющегося присутствия иранцев и шиитских боевиков. А иначе это сделает Америка, применив свою военно-воздушную мощь. 

Трампу Сирия явно не интересна. Но он в равной степени не заинтересован в масштабной региональной войне, в которую может втянуться Америка, и которая нанесет вред глобальной экономике. Сейчас не время руководить сзади. 

Деннис Росс (Dennis Ross), The Wall Street Journal, США

Деннис Росс занимал высокие должности в нескольких президентских администрациях, курируя вопросы национальной безопасности. Сейчас он работает советником в Вашингтонском институте. 

counter
Comments system Cackle
Загрузка...