"Моссад" может добраться до любого места и любого человека"
Фото: Shutterstock.com
"Моссад" может добраться до любого места и любого человека"

Немецкое издание Die Welt публикует интервью режиссера Дуки Дрора, снявшего документальный фильм "Внутри "Моссада", с Рамом Бен-Бараком, бывшим заместителем директора израильской службы "Моссад". 

"Кажется, сегодня изменился выбор оружия. Сегодняшний агент спецслужб является уже не натренированным Джеймсом Бондом, а компьютерным фанатом в толстовке с капюшоном и очках с никелевой оправой?" - спросил Дрор. 

"Абсолютно ясно, что мир поменялся. В итоге где-то может сидеть молодой парень из России, который может внедриться в компьютерные системы и распространять фейковые новости. И таким образом расшатать всю Европу, не сделав ни единого выстрела. Такой формы ведения войны будет больше и больше", - уверен эксперт. 

"Моссад" всегда был окружен мифом о том, что он может беспощадно уничтожить любого врага в любой точке мира. Однако был целый ряд провальных операций. Навредило ли это имиджу?" - поинтересовался интервьюер. 

"Я так совсем не думаю. "Моссад" - и это не миф - может добраться до любого места и любого человека. И я заявляю это со всей ответственностью. (...) Неудачные случаи стали известны общественности. Но то, что ей неизвестно, это сотни, тысячи удавшихся операций", - ответил Бен-Барак. 

"Насколько велико влияние "Моссада" на израильскую политику? Спецслужбы на протяжении нескольких лет настаивают на политическом решении конфликта с палестинцами - безрезультатно", - заметил Дрор. 

"В итоге теми, кому народом поручено принимать решения, являются политики. Это не глава генштаба, не глава "Моссада" и не глава внутренней службы безопасности "Шабак", и это хорошо. Как правило, политика не принимает решений, противоречащих рекомендациям спецслужб, которые просто располагают лучшими возможностями получения и оценки данных. Тем не менее, политика, конечно, имеет право на собственное мнение", - отметил Бен-Барак. 

"Что касается Ирана, то здесь все едины во мнении, что атомная программа должна быть продлена для того, чтобы можно было прийти к приемлемому компромиссу", - добавил эксперт. 

"Наличие общего врага Ирана позволяет теперь Израилю и Саудовской Аравии вести более тесное сотрудничество - настолько тесное, что с коллегами в Эр-Рияде можно обмениваться даже материалами спецслужб. Являются ли такие новые альянсы стратегией?" 

"Израиль не угрожает ни Саудовской Аравии, ни Катару, ни странам Персидского залива. У саудовцев хорошо получается сотрудничать с нами. Это и для нас является шансом, который мы не должны упустить для того, чтобы жить в мире". 

"Наша задача заключается в том, чтобы государство Израиль не находилось под угрозой нетрадиционных видов оружия. Чтобы армия Израиля побеждала в войнах независимо от того, на каких фронтах они ведутся. Чтобы израильтяне и евреи по всему миру не находились под угрозой террора", - заявил Бен-Барак. 

Обращаясь к теме исламского терроризма, в частности ИГИЛ*, собеседник издания отметил: "Вакуума нет. Ослаблен президент Сирии Башар Асад - приходит ИГИЛ*. ИГИЛ* отступает - приходят революционные силы и шиитские группировки. И вместе с этим приходит проблема: противостоять государству легче, чем движению, которое абсолютно не думает о местном населении". 

"Исламский террор абсолютно точно не прекратится. Во многих мусульманских странах господствует сильная бедность, и они находятся под управлением диктаторов. Сегодня каждый 12-летний ребенок может увидеть в своем мобильном, что происходит в Европе, и сказать себе: "Я тоже так хочу, вместо того чтобы жить в этой дрянной системе". И здесь в дело вступают исламисты", - добавил Бен-Барак. 

Отвечая на вопрос о том, занимается ли "Моссад" проблемой роста антисемитизма, экс-шпион рассказал: "Мы не занимаемся им специально. Когда он активизируется, мы его подавляем, раз за разом. Кажется, в евреях есть что-то, что не нравится другим. Я не знаю, почему. Однако я уверен: пропасть по всему миру еще будет увеличиваться. Тема евреев - это только запятая во всей истории".

counter
Comments system Cackle