Опрос - не приговор, но повод для размышлений
Фото: Getty Images
Опрос - не приговор, но повод для размышлений

Последний опрос института "Мидгам", конечно, растревожил тех, кто занимает нижние места в картине распределения симпатий избирателей. Но вряд ли чувствуют себя комфортно те, кто "получили" самые большие порции мандатов. Опрос совсем спутал все варианты формирования будущего правительства. Партии, желающие значительно повысить свой рейтинг, должны самокритично проанализировать причины недостаточной любви к ним соотечественников. Многие ли политические лидеры способны на такую честность перед собой?.. 

Вчера политические обозреватели оживились. Появились результаты опроса, проведенного институтом "Мидгам". Он показал, что если бы выборы проводились сейчас, то симпатии израильтян распределились бы следующим образом: 

Ликуд - 28 мандатов,

Еш атид - 20,

Сионистский лагерь - 14,

Объединенный арабский список - 12,

Еврейский дом - 10,

Партия, возглавляемая Орли Леви-Абукасис, - 8,

Яадут ха-Тора - 7,

Кулану - 6,

МЕРЕЦ - 6,

НДИ - 5,

ШАС - 4. 

Главные выводы: первая пятерка партий показывает примерно те же результаты, что в предыдущих опросах; тройка аутсайдеров тоже не меняется, но к ней стремительно спускается Кулану; таинственно растет рейтинг одиночки Орли Леви-Азулай, партия которой еще не имеет ни названия, ни четкой программы. Все это допускает самые хитрые варианты состава следующей правящей коалиции. 

Сразу отмечу, что я уважаю науку и помню, как в стране нашего исхода третировали социологию, зачисляя ее в "продажные девки". Поэтому не принадлежу к скептикам, пренебрежительно относящимся к опросам и даже усматривающим в них инструмент грубого давления на избирателей.

Главный аргумент критикующих: социологи ужасно промахиваются в своих прогнозах, их расклады иногда разительно отличаются от реальных результатов выборов. Помню, кто-то даже красиво назвал выборы "Судным днем израильской социологии". Как "классический просчет" обычно вспоминают поражение Шимона Переса от Биньямина Нетаниягу на выборах премьер-министра 1996, перед которыми опросы отдавали преимущество Пересу. Но в опросах всегда указываются пределы допустимой математической погрешности. В противоборстве Нетаниягу и Переса решил мизерный перевес, который не говорил о некомпетентности предсказателей. 

Я не специалист в социологии, но понимаю, что в Израиле опросы популярны, в этой области накоплен большой опыт, среди политических оракулов существует конкуренция - поэтому есть основания доверять качеству работы социологов. Просто политики и их советники должны с умом пользоваться результатами опросов. 

Изменение настроений в обществе перед выборами - длительный, сложный, и, конечно, не всегда предсказуемый процесс. Надо учитывать, что респондентам задается вопрос: "Если бы выборы проводились СЕГОДНЯ...". Естественно, не надо верить в то, что опрос, проводящийся задолго до избирательной кампании, точно предскажет распределение мандатов. 

Есть очень важное обстоятельство, которое почему-то игнорируют многие поверхностные аналитики. Обычно опросы оценивают шансы всех идущих в кнессет партий, но отмечают, что часть избирателей (как правило - 20-25%), еще не сделали свой выбор. Многие израильтяне относятся к "колеблющимся", которые принимают решение о поддержке какой-то партии в последний момент перед голосованием. 

Относительно стабильный электорат - у давно существующих партий: Ликуда, Аводы, МЕРЕЦа, религиозных сионистов, ультраортодоксов. "Колеблющиеся" потому и колеблются, что эти партии их не устраивают, - они ищут других своих фаворитов и "находят" уже по дороге к избирательным участков. На их настроения могут подействовать самые разные факторы, и именно эта публика создает ту разницу с предварительными опросами, которая раздражает недругов социологии. 

Что касается "заказного" характера опросов, то хотелось бы спросить: в правом или левом уклоне подозреваются ведущие социологические институты? Если они "обслуживают" левых, то почему укрепляют уверенность избирателей в безоговорочном лидерстве Ликуда и скупым выделением мандатов Аводе и МЕРЕЦу вселяют пессимизм в души их сторонников? Если же предсказатели "работают" на правых, то почему жалеют мандатов Еврейскому дому, НДИ, Фейглину, ухудшая их репутации? По стабильности показателей в опросах можно предположить, что их проводят или харедим, или профессора арабского происхождения! Тут я, конечно, иронизирую, но должен признать, что на самом деле "заказные" опросы существуют и обычно оплачиваются конкретными партиями с целью пропаганды. Подтвердить такие предположения очень трудно, но надо обращать внимание на то, где публикуются такие опросы. Если их можно найти только на партийных сайтах, то все понятно. Буду откровенен: после двадцати с лишним лет наблюдения за русскоязычными СМИ у меня не вызывают доверия появляющиеся только в них опросы о популярности "русских" партий и отдельных политиков... 

Однако перейдем к опросу "Мидгама". Он предвещает большие трудности с созданием будущего правительства. 

Даже уверенно лидирующий в опросах Ликуд вряд ли представляет, как он наберет в коалицию более 60 депутатов, если нынешние его партнеры Кулану, НДИ, ШАС в лучшем случае преодолеют электоральный барьер. Лидер Еш атид даже после первого триумфа на выборах в 2013 году вошел в правительство в связке с Беннетом, выстроив жесткий блок против Нетаниягу и не позволив ему включить в коалицию ультраортодоксов. С тех пор отношения между Лапидом и Нетаниягу отнюдь не улучшились. Что касается Аводы, то если ее прежний лидер Ицхак Герцог склонялся к вхождению в правое правительство, то Ави Габай явно на это не согласится. 

Парадоксально, но при значительном отставании Еш Атид от Ликуда (в опросах) шансы Лапида на формирование коалиции выглядят более реальными. Он без особой теплоты отзывался о нынешнем председателе Аводы, но причин для такой неприязни, как к Биби, у него нет. Раньше Лапид и Беннет были друзьями и единомышленниками. Не исключено, что могут опять найти общий язык. Либерман и Кахлон еще перед прошлыми выборами обсуждали возможность создания политического союза с Еш атид. Глава НДИ особо расположен к Лапиду. 

Проще говоря, на сегодняшний день против Нетаниягу начинают работать некоторые "сложности" его характера. Лапид гораздо контактней, и нет свидетельств о том, чтобы его супруга вмешивалась в его политические дела и против кого-то настраивала... 

После появления этого опроса "Мидгама" многие обозреватели заявили, что решающую роль при формировании будущего правительства может сыграть Орли Леви-Абукасис. Но это при условии, что ее партия наберет не менее 8 мандатов, "обещанных" ей сейчас. В политической истории Израиля бывали случаи преждевременного вознесения в опросах некоторых партий и последующего снижения их рейтинга по мере приближения к выборам... 

Тут пора ответить на вопрос: чем объяснить рост популярности Орли Леви-Азулай и стабильное второе место в опросах Еш атид, о лидере которого с пренебрежением упоминают многие посетители "русских" социальных сетей? Проблема русскоязычных избирателей - в повышенной эмоциональности. Самых доверчивых из них перед выборами легко убедить проголосовать за партии, уже не раз обманывавшие их. Такой же "логикой" руководствуются многие "русские" при обсуждении израильских политиков: "Лапид, Беннет, Леви-Абукасис мне не нравятся - значит, им ничего не "светит". Но надо оценивать партийных лидеров в полном контексте израильской политики. 

Главная проблема Ликуда и его союзников - в том, что они сосредоточены на проблемах арабо-израильских отношений, пробивают сионистские законы, борются против БАГАЦа, но почти не обсуждают социальную тематику. Последний раз Нетаниягу обратился к этим проблемам в 2011 году из-за нараставшего "движения за социальную справедливость". Чтобы снять с повестки дня лозунги "палаточников", он создал комиссию Трахтенберга, правда, ее рекомендациям не дал хода. Единственное, в чем он себя проявил тогда, - введение бесплатного обучения для трехлеток. Это новшество было неподготовленным и при реализации вызвало массу трудностей. 

Объективно говоря, Нетаниягу - талантливый, очень опытный политик, и об экономике говорит правильные вещи. Он типичный неоконсерватор: сторонник рынка, верящий, что конкуренция, частная инициатива приведут общество к процветанию. Но если американские неоконы ориентируются на условия своей страны, то специфика Израиля - в том, что это государство без опыта длительного развития капитализма и к тому же принимающее алию. Забота об алие никогда не была рыночной задачей. Сам же рынок в Израиле существует на маленьком и тесном пятачке. В каждой отрасли легко возникают монополии. Это позволяет контролировать цены, от которых страдают израильтяне. Стимула для совершенствования механизмов социальной поддержки у израильских концернов нет. Поэтому макроэкономические показатели Израиля великолепны, но с "микроэкономикой" не все так замечательно. Среди развитых государств в Израиле самый большой разрыв между богатыми и бедными, самые маленькие пенсии и пособия по старости, самый низкий "прожиточный минимум". В стране давно отменены периодические надбавки на подорожание к зарплатам. В то же время оклады депутатов кнессета и министров постоянно и весьма ощутимо растут.

В Израиле очень много бедных. Молодежь очень долго добивается надежного экономического статуса. Приобретение квартиры стало уделом самых высокооплачиваемых граждан. Строительства субсидированного жилья добиваются только энергичные ультраортодоксальные партии для своего электората. 

Решения этих проблем значительная часть израильтян не ожидает ни от Ликуда, ни от Аводы. Если Ликуду избиратели доверяют ответственность за безопасность страны, то на левые партии в этом отношении они давно не полагаются. Надежды на улучшение свой жизни не самые благополучные люди, большая часть молодежи пока связывают с Лапидом. В свою первую очень короткую каденцию он не успел разочаровать этот сектор и на следующих выборах может опять рассчитывать на сильную поддержку. Точно так же избиратели обратили взоры на Орли Леви-Азулай, которая заинтриговала их социальной риторикой. Пока она не расшифровывает свои расплывчатые декларации, не уточняет, с каким типом экономики связывает улучшение социальной ситуации. "Зато" в ее арсенале - женское обаяние, которого недостает некоторым представительницам прекрасного пола в кнессете... 

Беда правых партий - в том, что они давно у власти, но их достижения в социально-экономической сфере мизерны. Избиратели давно разочаровались в Кахлоне, который много обещал, но не улучшил ситуацию на рынке жилья и не решился вступить в борьбу с картелизацией. 

Наш дом - Израиль совершенно непрофессионально взялся за "пенсионную" реформу, которую поспешил шумно разрекламировать. В итоге ее главными плодами воспользовались в основном старожилы Израиля, а "русским" достались унизительные крохи. Не меньшим контрастом оказались воинственные обещания Либермана об уничтожении ХАМАСа и его весьма прагматическая деятельность на посту "министра обороны".

НДИ давно страдает из-за отсутствия единой и последовательной пропагандистской стратегии. Эффект бумеранга вызвали нападки Либермана на Нетаниягу (слишком явно прекратившиеся сразу после получения заветного портфеля) и на Еврейский дом. Так невозможно сохранить реноме правого политика. Ведь "русские" давно читают не только "Вести".

Перед каждыми выборами партия придумывает какие-то новые рекламные "штучки". В 2015 году была развернута безумная деятельность по прославлению особых и выдающихся достоинств "культуры русского еврейства". Конечно, это бред: культура "русского еврейства" - это русская культура ассимилированных евреев, а еврейская культура российских евреев - это Шолом-Алейхем, Бялик, Жаботинский, Дубнов, Шагал. Да и вообще зачем надо было морочить голову выходцам из СССР, если у них в Израиле уже выросли дети, внуки, и никто не собирается возвращаться в гетто! Но даже эту линию штаб НДИ внезапно оборвал и, видимо, готовит к следующим выборам какой-то новый "охмуреж"... 

Учитывая, что правительство уже приняло новый госбюджет, принципиальных изменений в социально-экономической области даже коалиционные партии до выборов предложить не смогут. Вопросы нашей безопасности, похоже, сейчас решает Трамп. Он порадовал заявлением о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе туда американского посольства. Но президент США, до сих пор яростно атакуемый собственной оппозицией, очень хочет занести в свой актив прекращение арабо-израильского конфликта. Сомнительно, чтобы любые предложенные им идеи укрепили позиции Нетаниягу в Ликуде и национальном лагере, где не хотят говорить о территориальных уступках и ликвидации поселений. 

Так что, не стоит с пренебрежением относиться к нынешним опросам. Они отражают состояние умов в стране, а для его изменения пока нет причин.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...