Назад, "Вперед", назад!
Фото: Getty Images
Назад, "Вперед", назад!

27 марта на выборах председателя партии "Кадима" с большим перевесом победил бывший министр обороны Шауль Мофаз, сменивший на этом посту бывшего министра иностранных дел Ципи Ливни. Выборы, по случайному стечению обстоятельств совпавшие с Международным днем Театра, стали кульминацией в популярном для израильской политики сюжете.

Теперь самое время оглянуться назад, когда "Вперед" только появилась на израильской сцене. Конец 2005 года. Отставной генерал Ариэль Шарон, выступавший под знаменами правого лагеря, только что победил на выборах отставного генерала Амрама Мицну, выступавшего под знаменами лагеря левого. В качестве трофея лидер "Ликуда" захватил миролюбивую политическую программу лидера "Аводы", которая включала в частности одностороннее отступление Израиля из Газы и ликвидацию еврейских поселений в Секторе.

С присущей ему энергией проведя эту операцию, Шарон расколол правый лагерь, обвинивший его в предательстве национальных идеалов. В те времена некоторые ликудовцы еще помнили эти идеалы и отчаянно сопротивлялись повороту партийного курса на 180°. Сопротивление проходило в самом широком жанровом диапазоне – от вырубания микрофонов во время выступления Шарона на партийной конференции, до драматической отставки Нетаниягу, в тот момент успешно спасавшего национальную экономику на боевом посту министра финансов.

Легендарный полководец, так  и не сумев подавить мятеж в  тылу, решил сколотить новую партию, во главе которой планировал завершить  победоносное отступление. Территориальные  уступки, которые в Израиле по традиции осуществляют правые, получают гарантированную поддержку левых. Поэтому под знамена новой партии без разговоров перешли левые лидеры "Аводы" во главе с Шимоном Пересом. Правые лидеры, забыв о правизне, тоже ринулись за полководцем. Причем последним перебежал как раз Шауль Мофаз, заявивший накануне, что "Ликуд" - его дом родной и никуда он из него не пойдет.

За отсутствием идеологии, которую перебежчикам впопыхах пришлось оставить в своих лагерях, бригада Шарона вооружилась ничего не значащим девизом "Национальная ответственность" и двинула "Вперед" на внеочередные выборы. Рывок к власти был таким мощным, что его не остановила даже потеря командира, разбитого инсультом. Наоборот, образ Шарона вовсю использовался в предвыборной кампании, затмив безнадежно тусклую личность подобравшего его маршальский жезл Эхуда Ольмерта.

На тот момент Ольмерт  занимал 32-е место в партийном списке и никаких амбиций никогда не высказывал. Но после победы "Кадимы" на выборах неожиданная власть, видимо, вскружила голову вчерашнему иерусалимскому градоначальнику. Посоветовавшись со своим министром обороны Амиром Перецем (вчерашним профсоюзным вожаком), новый глава партии и правительства развязал Вторую Ливанскую войну.

Вопреки всем усилиям полководцев-любителей, война эта по результатам оказалась чрезвычайно удачной. Террористическая группировка "Хизбалла" была разбита наголову и отброшена от границы, а резолюция ООН №1701, продавленная в Совете Безопасности министром иностранных дел Ципи Ливни, обеспечила Израилю многолетнее затишье на северной границе. Однако, несмотря на очевидные и убедительные результаты, тусклый Ольмерт был настолько неуместен в роли триумфатора, что победу предпочли объявить поражением и даже расправиться с победителями - министром обороны и начальником генштаба. Сам Ольмерт, сдав соратников, тогда уцелел и был свергнут уже Ципи Ливни, возглавившей партию перед очередными внеочередными выборами (2009).

Тогда-то и было заряжено уже висевшее на стене ружье, которое выстрелило 27 марта в избирательном штабе "Кадимы". Белокурой Ципи Ливни, вполне успешной на посту главы внешнеполитического ведомства, оказалась не по плечу премьерская мантия. Победив на выборах (28 мандатов), она целый месяц безуспешно пыталась и политическую невинность соблюсти и членов коалиции приобрести. В конце концов Шимон Перес, ставший к тому времени президентом, был вынужден поручить формирование коалиции проигравшему выборы лидеру "Ликуда" Биньямину Нетаниягу (27 мандатов), не столь разборчивому в партийных связях.

Результаты выборов, опубликованные 28 марта (снова эта роковая игра чисел 27 и 28 – прозрачный намек на возможную рокировку) позволяют предположить дальнейшее развитие сюжета. Оппозиция во главе с Мофазом существенно укрепляет позиции Нетаниягу. Бывший министр обороны, в начале 2000-х безжалостно подавивший интифаду, врядли сможет долго заниматься социальной проблематикой, к которой при Ципи Ливни склонялась ее женская партия. Переход "Кадимы" Мофаза из оппозиции в коалицию – вопрос времени и цены.

Конечно, до воссоединения  "Кадимы" с "Ликудом" далеко - только в самом крайнем случае Нетаниягу согласится предоставить 2-е место в партии столь опасному сопернику. Но присоединение "Кадимы" к коалиции – вполне реальное развитие сюжета. И эта угроза сделает заметно покладистей и непослушного А. Либермана, и претенциозного Э. Барака, и скользкого Э. Ишая с его ШАСом, не прекращающим диверсионные вылазки из-за спины своего духовного авторитета, престарелого раввина Овадьи Йосефа. Блок идейных близнецов "Ликуда" и "Кадимы" (55 мандатов) позволил бы нынешнему правительству спокойно дотянуть до выборов 2013 года. И как только Нетаниягу определит, где Мофаз ему опаснее – в собственном кабинете или во главе оппозиции, станет понятной развязка драмы, завязавшейся 6 лет назад в кабинете Ариэля Шарона.

counter
Comments system Cackle