Новый полет валькирий
Фото: Getty Images
Новый полет валькирий

Как известно, музыку Вагнера в Израиле не исполняют. Нет, нет никакого законодательного запрета, но есть общественный договор, понимание того, что для выживших в Катастрофе музыка Вагнера - это возвращение в ад.  Но эти люди уходят безвозвратно, а вместе с ними уходит и память. О да, мы клянемся, что не забудем, не простим, но время стирает события и меняет ориентиры. 

Вот пример такого рода. Это произошло не далее, как неделю назад, в День памяти Катастрофы и героизма. И не где-нибудь, а в Кнессете, - во время траурной церемонии один из шести факелов, зажженных в память о 6 миллионах, доверили зажечь дочери и внучке Рудольфа (Исраэля) Кастнера.

Тут необходимо сказать о том, кто такой Кастнер и почему в прошлые годы было невозможно даже подумать о том, что когда-нибудь он удостоится такой чести. Он был журналистом, одним из руководителей Комитета помощи и спасения венгерских евреев. Уже после войны он был членом партии МАПАЙ, в Израиле дважды баллотировался в Кнессет, был помощником министра. А во время Холокоста он сумел договориться с офицером СС Куртом Бехером и получить разрешении на выезд для поезда с венгерскими евреями, Таким образом он спас 1686 человек. Да, в основном тех, кто смог заплатить немалые деньги за билет, но все же. 

С другой стороны, Кастнер был другом Эйхмана и, по словам последнего, в обмен на выезд поезда, обеспечил сокрытие информации о грядущем истреблении венгерских евреев. Эйхман утверждал, что благодаря Кастнеру акция по вывозу в Аушвиц 400 тысяч венгерских евреев прошла спокойно и организованно. Практически все они были уничтожены. 

На Нюрнбергском процессе Кастнер сумел спасти 4-х из своих бывших друзей-нацистов, среди которых был палач Словакии и Греции Дитер Вислецени и уже упомянутый Курт Бехер. Есть вина Кастнера и в неоказании помощи израильским парашютистам, так что и к судьбе Ханны Сенеш, казненной в Будапеште, он тоже приложил руку. 

В Израиле над Кастнером состоялось два суда. Первый осудил его, причем судья Биньямин Халеви написал в вердикте "Кастнер продал душу дьяволу". В 1957 году Кастнер был убит, а в 1958 году состоялось заседание Верховного суда, который отменил большую часть предыдущего вердикта, хотя так и не смог объяснить, зачем Кастнер защищал нацистов в Нюрнберге. Кстати, председателем на этих заседаниях  был судья Агранат, тот самый, который руководил "комиссией Аграната", разбиравшей изучавшей события Войны Судного дня. Тогда Агранат оправдал все высшее политическое руководство, возложив вину за промахи на армейское руководство среднего звена. 

О смерти Кастнера известно далеко не все. Один из стрелявших оказался бывшим агентом ШАБАКА, а охрана, данная Кастнеру после первого суда, была снята за несколько дней до убийства. К тому же выяснилось, что стрелявших было больше, чем предполагалось и кто эти люди, неизвестно до сих пор. 

Полгода назад мне довелось слушать выступление бывшего начальника следственной группы по делу Эйхмана. Мне стало интересно, что он рассказал на допросах о сотрудничестве с Кастнером. Каково же было мое удивление, когда старый полицейский сказал, что они не задавали Эйхману таких вопросов. Как можно было допрашивать Эйхмана об уничтожении венгерских евреев и не затрагивать Кастнера, совершенно непонятно. Объяснение может быть только одно - прямое указание сверху. Ведь вся эта история с Кастнером, один из руководителей Сохнута и ВСО, создала серьезное неудобство правящей тогда партии. 

Многие годы нельзя было и помыслить, что в честь человека, "продавшего душу дьяволу", хоть и спасшего какое-то количество евреев, будут зажигать факел в Кнессете. Но это произошло. Трудно предъявлять претензии дочери и внучке Кастнера. Это их дед, и они хотят им гордиться. Можно понять и родственников тех 1686 человек, которые спаслись благодаря ему. Их близкие уцелели и они не хотят знать, какой ценой. Трудно понять работников Кнессета, отвечающих за торжественные мероприятия. Да, другое поколение. Да, время размыло критерии. Да, с уходом людей исчезает память. Но тем большая ответственность ложится на тех, кому назначено эту память хранить.

Как теперь смотреть в глаза родственникам тех 400 000 тысяч евреев Венгрии, которые были уничтожены? Кто защитит память о них? Кто защитит нашу коллективную память? Раньше средства массовой информации подняли бы шум, хотя бы попытались представить разные точки зрения. И, возможно, до организаторов бы дошло. Но и израильские СМИ сегодня и сами манипулируют прошлым. Их стараниями люди, подобные Кастнеру, становятся героями.

Во время церемонии только министр Акунис в гневе покинул зал, где происходило попрание памяти. Остальные остались. Так становится возможным то, что было невозможно ранее. И, возможно, вскоре валькирии будут реять в голубом небе Израиля.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...