Дары Дональда
Фото: Reuters
Дары Дональда

Президент Трамп послал братский подарок президенту Путину. Хотя пока его мало кто заметил, в ближайшие дни это станет очевидно всем. Отказавшись от немедленного удара по сирийской армии и правительственной инфраструктуре Сирии, Трамп сознательно лишил своих военных тактической внезапности, которая является ключевым условием успеха подобных операций. Иначе как неявным шагом навстречу Путину в разрешении создавшейся ситуации это не назовешь. 

Задержка до пятницы позволила руководству российской группировки в Сирии осуществить ряд мероприятий, минимизирующих будущий ущерб. Опрошенные "Новой" военные источники склоняются к такой оценке развития ситуации, начиная с понедельника. Для этого следует принять во внимание следующие обстоятельства, которые нашим экспертам кажутся очевидными. 

В момент объявления Трампом неизбежного удара по Сирии в течение 48 часов ВС США обладали всем необходимым потенциалом для нанесения такого удара. Они не нуждались для этого ни в чисто символической помощи союзников, ни в авианосце, который как символ мощи и величия американской армии во главе боевого ордера диаметром 360 км не спеша приближается к Средиземному морю и безнадежно затягивает начало операции. 

Достаточно вспомнить о средствах, задействованных ВС США в локальной операции в районе Дейр-эз-Зор, включавших стратегические бомбардировщики. Самолеты на базах в соседних странах, в том числе в Иордании, ракетные эсминцы "Дональд Кук" и "Портер", с кипрской базы за полдня не спеша переместившиеся к базе российского ВМФ в Тартусе (у моряков это называется "в одной луже") без всякого дополнительно объявленного сугубо в политических целях сосредоточения и паузы на создание коалиционной группировки, готовы были нанести обезоруживающий удар соответствующей масштабу кризиса силы. 

Проблема у любого высокотехнологичного войска в Сирии - отсутствие целей, достойных его оружия. Разрушенная гражданской войной экономика и измученное, привыкшее к ужасам куда сильнее кратковременной бомбардировки военных объектов население - главная характеристика театра военных действий. Это не Югославия, вполне развитая страна, получившая в результате систематических бомбардировок ключевых объектов инфраструктуры ущерб, вынудивший ее политиков отказаться от небольшой, но исторически важной части государства. 

В этих условиях немногочисленные цели для очень дорогих ракет с обычным фугасным боеприпасом (предыдущая атака на базу сирийских ВВС в Аш-Шайрат силами 59 "Томагавков" стоила от 70 до 100 млн долларов) сосредоточены в структурах авиации и ПВО. Но за организованный усилиями президента США дополнительный промежуток времени немалая часть сирийских самолетов перебазировалась очень близко к базе российских ВВС в Хмеймиме, попав под зонтик батарей С-400. А за пультами там сидят уже не сирийские военные, это совсем другое качество. Впрочем, наши расчеты выполняют задачу защиты исключительно российских баз и не в состоянии противодействовать американскому удару за пределами чрезвычайно ограниченной зоны ответственности.

Провальные результаты ракетной атаки на базу в Аш-Шайрат заставляют всех наблюдателей, в том числе в ближневосточных столицах, усомниться в методах армии США. Ведь простым авианалетом четырех истребителей-бомбардировщиков Израиль достигает намного большего. И тратит в сотни раз меньше.

Оперативно-тактическая внезапность в таких условиях вообще становится решающим фактором. Маскировка, организация ложных целей, вывод руководства Сирии в защищенные убежища, перевод личного состава в особый режим, передислокация техники, подготовка и согласование мероприятий в предстоящей радиоэлектронной борьбе - все это теперь делается в условиях неожиданной форы. 

Так дела не делаются, если только у Трампа и американских военных нет другого, неявного мотива - избежать настоящего, не для телевизора организованного, столкновения с Россией. 

Лихорадочная активность флота в акватории российской базы Тартус, перевод двух эскадрилий ударной авиации из Твери в Астрахань, срочная передислокация сирийских ВВС и расчетов ПВО свидетельствуют, что наша армия и ее союзник Асад используют подаренную Трампом "политическую" паузу по максимуму. 

Теперь можно запустить и 500 ракет, но удар окажется скорее политическим символом, так необходимым Трампу. Путин с Асадом при таком раскладе скорее смирятся с неизбежными потерями, как это случилось год назад, 7 апреля 2017-го. Россия не намерена идти на обострение, это подтверждает неожиданно снизившийся пафос пропаганды по ТВ и непривычно задумчивый тон последнего выступления российского постпреда Василия Небензи, который, как вдруг выяснилось, регулярно целуется в стенах ООН с американской коллегой Никки Хейли. Но и в среде американских военных и еще оставшихся на постах ответственных политиков сторонников войны нет. Это стало ясно по очень сдержанному поведению США после атаки на наемников "ЧВК Вагнера".

А что же Россия? Странно, что в перечне наших возможных ответов на предстоящую бомбардировку (после громогласного объявления во вторник ее очень трудно отменить без ущерба для репутации Трампа) СМИ и эксперты не упоминают самый доступный для России, дешевый и безопасный для всех. Ведь бомбить американцы собрались не наших военных, а их сирийских союзников. Но и американских союзников в Сирии хватает. 

Может и у Кремля быть свой символ для ТВ, призванный уверить простой народ в его несгибаемой воле. Мне кажется, логично ожидать массированного удара, возможно, и с использованием статусных ракет "Калибр" и дальних бомбардировщиков, по немногочисленным союзникам США в Сирии в зонах, неподконтрольных Асаду. Вот уж кого никто не пожалеет ни в Москве, ни в Вашингтоне, коль скоро на карте судьбы мировой системы безопасности.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...