Иранские базы в Сирии могут дорого обойтись России и США
Фото: Reuters
Иранские базы в Сирии могут дорого обойтись России и США

Конфликт на границе с Израилем ставит крест на юго-западной зоне деэскалации 

Власти Израиля готовы практиковать более жесткий подход к проблеме иранского присутствия в Сирии. На подобной позиции настаивают руководители ключевых силовых ведомств, отмечает издание Haaretz. В их числе – министр обороны Авигдор Либерман. Не исключено, что стимулом нанести недавние удары по сирийской базе Тияс (Т-4) для еврейского государства стал саммит лидеров РФ, Турции и Ирана в Анкаре: любой признак, что Москва может "сдать" Тегерану юг Сирии, только обостряет реакцию израильских властей. 

О серьезной озабоченности Израиля в связи со встречей президентов трех стран, выступающих гарантами сирийского перемирия, в Анкаре сообщает Haaretz. Издание отмечает, что активность иранских и проиранских военных формирований на юге Сирии вызывает в еврейском государстве опасения за готовность России выполнять обязательства, связанные с южной частью Арабской Республики. Летом 2017 года РФ, США и Иордания согласовали на юго-западе страны зону деэскалации, куда вошли провинции Дераа, Эль-Кунейтра и Сувейда. Договоренности, которые были названы "амманскими" и преподнесены как небывалый успех российско-американского сотрудничества, отвечали интересам Израиля. Частота и качество контактов российского и израильского руководства по сирийскому досье свидетельствовали о готовности РФ контролировать иранское присутствие в южных районах. 

Однако за последнее время количество ракетных "сигналов" Израиля, которые он, по всей видимости, адресует Москве и официальному Дамаску в связи с проблемой иранского присутствия в Сирии, возросло. В феврале сирийские ПВО подверглись беспрецедентно жесткой атаке израильской авиации в ответ на вторжение иранского беспилотника в воздушное пространство еврейского государства. На этой неделе об израильских ударах сообщило Министерство обороны РФ, уточнив, что они были произведены в воздухе над Ливаном. Вероятно, что все опасения израильской стороны насчет военного присутствия Тегерана и подконтрольных ему элементов в виде бойцов ливанской группировки "Хезболла" остаются. Не касаясь последних событий, посол Израиля в РФ Гарри Корен пояснил "НГ": "Основной заботой Израиля было и остается военное расширение Ирана в Сирии. Все это время Иран угрожает Израилю и использует Сирию в качестве передовой операционной базы против Израиля". 

Весна этого года стала по-настоящему беспокойным для Израиля сезоном. Как писала "НГ" (см. номер от 05.03.18), у западных спецслужб появилась информация о создании иранской базы неподалеку от израильской границы. "НГ" рассказывала также (см. номер от 26.03.18) о растущей тревоге в связи с предполагаемым развертыванием проиранских военных формирований вблизи российских позиций в Сирии, что делало невозможным какой-либо военный ответ в случае обострения конфликта по линии Израиль–Иран. Параллельно с ростом активности проиранских формирований были сообщения об усилении правительственных авиаударов на юго-западе Сирии. "На востоке Дераа было усиление бомбардировок со стороны режима, – подтвердила "НГ" научный сотрудник израильского аналитического центра "Форум регионального мышления" Елизавета Цуркова, которая занимается ситуацией на юге Сирии. – Думаю, режим атакует этот район раньше, чем запад Дераа из-за протестов Израиля по поводу натиска правительственных сил и "Хезболлы" в этой области". 

Укрепление иранского присутствия вблизи границы с Израилем (в последнее время фиксируют передвижение бойцов "Хезболлы" в Западной Дераа и Кунейтре) ставит вопрос о безопасности позиций Армии обороны (ЦАХАЛ). Не исключено, что сохранение текущей динамики на юге Сирии толкнет еврейское государство на более активные действия, вынудив объяснять их интересами национальной безопасности – ровно так же, как это делает одна из стран – гарантов сирийского перемирия – Турция – на севере Сирии. Безусловно, Анкара в своих военных операциях опиралась на определенные этнические группы, позиционируя себя как защитника суннитского населения. Однако и у Израиля есть своя опора в Сирии. Как писала "НГ" в номере от 20.03.18, за последнее время он усилил как военную, так и финансовую поддержку ряду групп умеренной сирийской оппозиции. Это выявило исследование Цурковой, которая сделала такие выводы из многочисленных интервью с повстанцами. По ее данным, помощь от еврейского государства приняли семь фракций Свободной сирийской армии, действующих на юге. 

В экспертной среде убеждены, что опасаться за судьбу юго-запада Сирии есть все основания. "С одной стороны, юго-западная зона деэскалации до сих пор остается более или менее спокойной, несмотря на бомбардировки ряда объектов в Дераа, – заявил "НГ" эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – Большую роль в этом играет сама Иордания, потому что, по некоторым данным, представители ее силовых ведомств давно начали диалог с разведкой сирийского режима. С другой стороны, Иран за счет создания различных подразделений свое присутствие в юго-западной зоне деэскалации сохраняет и, более того, наращивает". 

В связи с этим, отмечает эксперт, высок риск, что конфронтация по линии Израиль–Иран обернется обострением в южных районах Сирии и срывом "амманских договоренностей" РФ, США и Иордании, обнародованных после встречи президента Владимира Путина и его американского коллеги Дональда Трампа во Вьетнаме осенью 2017 года. "Амманская площадка была местом для диалога военных и дипломатов, – отметил Мардасов. – Ее ликвидация будет ударом по каналам РФ и США".        

counter
Comments system Cackle