Вечный жид и другие
Фото: Reuters
Вечный жид и другие

Палестинские беспорядки на короткое время затмили проблему нелегальных мигрантов из Африки, которые объявляют себя беженцами. Но сейчас к ним снова вернется общественное внимание после того, как провалилась их депортация, и они остались жить в южных районах Тель-Авива, которые уже больше десяти лет называют "мини-Африкой". 

Рамки проблемы 

В гуманитарной психологии используется оригинальный метод решения проблем под названием "reframing". Это означает что проблему рассматривают в более широкой  или более узкой рамке. И очень часто ее решение становится очевидным. Попробуем сделать это в отношении рассматриваемой темы. 

Очень часто в качестве аргумента против депортации африканских нелегалов звучит тезис о том, что они являются беженцами и в стране исхода им грозит опасность. Допустим, что это так, и рассмотрим эту проблему в рамках вопроса о беженцах.

Число африканцев, находящихся в стране нелегально, по разным оценкам составляет около 40 тыс. человек. Отсюда понятно, что  для страны, над которой постоянно висит демографическая и военная угроза, нет никаких разумных оснований принимать такое количество беженцев, да еще, мягко говоря, не очень близких по религиозно- культурным параметрам. 

А теперь сузим рамки и посмотрим на африканских нелегалов, как на обычных трудовых мигрантов, независимо от истинности этого аргумента. Его часто можно слышать из уст владельцев кафе и ресторанов, где они работают на кухне, в супермаркетах, где они стали чернорабочими, в компаниях по уборке. Израильтяне, дескать не хотят заниматься подобной работой. 

Это, с одной стороны, классически верный тезис, с другой – ложный. Все зависит от оплаты труда. Когда она достигает определенного уровня, ее непривлекательность резко упадет. Просто владельцам этих бизнесов выгодно использовать нелегалов. В этом смысле "ценность" африканских трудовых мигрантов для экономики сравнительно невысока. 

Вечный жид и другие 

Безусловно, тема мигрантов никогда не достигла бы в обществе такого накала, если бы Израиль и евреи, в целом, сами не были народом мигрантов. Авраам был эмигрантом из Вавилонии: он получил, как сказали бы сейчас инвестиционную визу в Ханаане, купив участок земли в Шхеме. Затем его потомки оказались в положении экономических  мигрантов в Египте. Впоследствии они стали беженцами уже по своей воле, опять же в рамках нынешних реалий по причине религиозно-культурных преследований. 

Однако снова искать политического убежища в Ханаане они не стали, предпочтя его завоевать. На протяжении всей истории евреи оказывались большей частью в рамках то одной, то другой категории либо беженцев, либо ми- или эми-грантов. Перемещенные лица в период вавилонского плена, экономические мигранты в эпоху эллинизма, снова перемещенные лица после поражения в антиримских  восстаниях,  и так вплоть до Катастрофы весь народ оставался вечным беженцем. 

Вновь обретя Землю обетованную, благодаря той же самой нелегальной еврейской иммиграции и отправив  в эмиграцию часть арабского населения, Государство Израиль до сих пор бьется в тисках миграционной  парадигмы: иммиграция, репатриация, абсорбция, интеграция, эмиграция. 

Восточная алия до сих пор не простила ашкеназам тяготы своего "восхождения", а вопрос, простят ли когда-нибудь русскоязычные репатрианты израильский Истеблишмент, еще даже не поставлен. 

Понятно, что все это не способствовало внятному решению проблемы африканских беженцев. И так длилось до тех пор, пока положение не стало угрожающим. 

Тени в раю: мировой опыт 

"Тени в раю" Ремарка — один из лучших романов об эмиграции. Чтобы рай не превратился в ад, его, как известно, строго охраняют, будь это архангел Гавриил или иммиграционные законы. Но если законы не помогают, прибегают к другим мерам. 

Одна из первых попыток оградиться от вооруженных мигрантов была предпринята в Китае: она известна как Великая Китайская стена протяженностью в 8851 км. Следующей великой стеной древности был Адрианов вал в Англии, чья длина составила 120 км. Есть в мире и другие известные стены, но намного меньше. Например, Великая Индийская стена в г. Кумбаларх протяженностью 36 км. 

Новый пик в строительстве стен, как средстве отделения наших от не-наших, возник в XX веке и его апофеозом стала Берлинская стена протяженностью в 106 км. Она рухнула в конце 80-х, но еще в 1969 г. в  Белфасте были вынуждены возвести стены между католическими и протестантскими районами. Они существуют и поныне в четырех городах Ирландии, где остроумно названы линиями или стенами мира. 

Израиль тоже был вынужден строить свои стены мира. Сначала построили 10-километровую стену вокруг сектора Газа. Затем (и на сегодня это – мировой рекорд) 703-километровый разделительный забор на Западном берегу. И, как очередной этап разделения, на границе с Египтом была построена еще одна стена длиной в 230 км. 

Именно она положила конец неконтролируемой инфильтрации африканцев. И теперь израильский опыт берет на вооружение президент Трамп, взявший курс на  незамедлительное решение проблемы нелегальной иммиграции, прежде всего из Мексики. 

Предполагаемая "стена Трампа" должна  составить, согласно расчетам погранично-таможенной службы, 505 км, и еще необходимо восстановить 651 км имеющегося забора. Все этой займет время до сентября 2027 года,  а один из конкурсов на строительство даже выиграла израильская компания . 

Для реализации своей стратегии Трамп выдвинул к границе части национальной гвардии, а нелегальных мигрантов стали помещать в специальные лагеря. Но, на самом деле, Трамп  всего лишь ускорил политику либерала Обамы, при котором было  депортировано около 3 млн. иммигрантов в период между 2009 и 2016 годами. 

На сегодня все страны, бывшие главными центрами иммиграции в мире – США, Канада и Австралия – резко ужесточили иммиграционное законодательство. Дальше всех пошла Австралия, принявшая программу "суверенные берега", которая предусматривает тотальный возврат всех плавательных средств с нелегальными иммигрантами. Кроме того, Австралия также  устроила для них лагеря на островах Науру и Папуа. 

Канада, и поныне являющаяся землей обетованной для эмигрантов из реальной Земли обетованной, тоже изменила свое законодательство в сторону больших ограничений для мигрантов. 

Особняком здесь стоит Европа, чуть не рухнувшая под грузом своего демократического законодательства, лояльного к мигрантам. Но и здесь в последнее время система и само отношение к мигрантам изменились. Например, новое правительство Австрии сделало особый акцент на проведении антииммиграционной и антиисламской политики. А в Швейцарии прошел референдум, по итогам которого было принято решение о запрете строительства новых мечетей. 

В общем, не стоит изображать Израиль"империей зла", ибо он находится в русле мировой тенденции к пересмотру отношений развитых стран к трудовым и не трудовым мигрантам в сторону ужесточения. По крайней мере, до тех пор, пока нынешняя тенденция к неконтролируемой нелегальной миграции, чреватая сломом идентичности западной цивилизации, не будет переосмыслена и не будет выработана новая стратегия. 

А все меры, принимаемые развитыми странами против нелегальных иммигрантов, аналогичны израильским: стены, лагеря, депортация. 

Опыт Шарона 

И все-таки, что можно сделать прямо сейчас, пока идет тяжба с Верховным судом, а также поиски Руанды, Уганды или другого места под солнцем для нелегалов. Ясно одно, исходить нужно не из международного права, согласно которому само существование Израиля в его нынешних границах незаконно. И не из поисков идеального решения, приемлемого для всех сторон. 

Но из здравого смысла и из интересов граждан, наиболее пострадавших от притока мигрантов. Необходимо в короткие сроки решить не проблему мигрантов, а проблему жителей южного Тель-Авива. 

Когда надо было срочно решить проблему жилья для алии 90-х, удачное решение нашел Ариэль Шарон. Он построил караванные городки, в основном, в районах развития. Крупнейшим из них был Нахаль Бека в районе Беэр-Шевы, неподалеку от которого в начале репатриации проживал и автор статьи. 

Так почему бы Государству Израиль не вспомнить опыт приема репатриантов из разных волн алии и не расселить пока что нелегальных мигрантов в подобного рода городках в районах развития, заодно подыскав им работу, скажем, в сельском хозяйстве вместо тайландских рабочих. И главное, при этом перекрыть каналы трудоустройства нелегальных мигрантов, что само по себе превратилось в крупный теневой бизнес. 

И пусть тогда правозащитники попробуют сказать, что это, дескать, негуманно – переселять людей из центра страны на периферию и заставлять заниматься неквалифицированным трудом, вместо того, чтобы платить им пособия и интегрировать в столичную жизнь. То, что выдержали репатрианты из Северной Африки, наверняка выдержат мигранты из Восточной Африки. 

А заодно неплохо бы перенять опыт наших друзей-соперников из Турции, которая приняла громадный наплыв сирийских беженцев и смогла с ним справиться. Они создали специальное Управление по координации всех миграционных вопросов, наделенное особыми полномочиями. 

А у нас все подходят к проблеме по своему: премьер ищет убежища то в Европе, то в Африке. МВД пытается депортировать всех подряд (с грузинами и украинцами это удалось в кратчайшие сроки, а правозащитников и слышно не было). Верховный суд, наоборот, всех защищает. А жителям южного Тель-Авива, в буквальном смысле слова, остается ждать у моря погоды.

counter
Comments system Cackle