Почему Израиль дружит с Путиным?
Фото: Reuters
Почему Израиль дружит с Путиным?

К новому сроку российского президента мир подошел в крайнем раздражении. Воинственная речь Путина с перечислением непобедимого вооружения РФ напомнила самые мрачные годы холодной войны, отравление в Лондоне бывшего российского шпиона вызвала крупный дипломатический скандал с Великобританией, международные наблюдатели продолжают обвинять Россию в жестоких атаках в Сирии. На этом фоне почти никого не удивляет растущая ностальгия по Сталину и его временам и широкое отмечание 65-летия смерти тирана. 

У международного сообщества с самого начала не было иллюзий по поводу того, что ему придется еще по меньшей мере шесть лет мириться с существованием путинской России. Но западные лидеры уже не скрывают своего негативного отношения к этому факту. Российские официальные СМИ, со своей стороны, прямо называют западные государства врагами. Тех, кто не присоединяется к общему хору критиков, зачисляют не в друзья, но в союзники. Таковых немного, и в этой странной компании неожиданно оказался Израиль. 

Еврейское государство очень уклончиво осудило загадочное убийство экс-разведчика Скрипаля, не упомянув, в отличие от остального мира, на какую страну указывают следы преступления. За эту "взвешенную позицию" Израиль удостоился пространной и искренней похвалы российского МИДа. Кремль также одобрил решение Иерусалима праздновать День Победы над фашизмом 9 мая, вместе с Россией, а не 8-го, как западный мир. И президент Путин, и многие его соратники не раз сравнивали судьбу еврейского народа с русским, тоже понесшим огромные жертвы во время Второй мировой войны (сравнение довольно относительное, учитывая, что среди погибших солдат и мирных жителей были люди всех национальностей, проживавших на территории СССР, в том числе и советские евреи). 

Как бы то ни было, Израиль в российской пропаганде предстает дружественным государством. Израильские "эксперты" регулярно появляются в самых одиозных телешоу, а регулярные визиты премьера Нетаниягу в Москву только подкрепляют это впечатление. 

При этом Израиль остается союзником США и позиционирует себя как государство, идущее по западному, демократическому пути развития. Чтобы сохранять добрые отношения с Россией, нашему правительству приходится лавировать, идти на определенные репутационные риски и деликатно "не замечать" антиизраильскую линию российской дипломатии в ООН, как и дружбу Москвы с ХАМАСом. 

Официально такая линия объясняется прежде всего соображениями безопасности. Укрепление России в Сирии, ее сотрудничество с Ираном, необходимость координации военных действий – об этом непрерывно говорят в обеих странах уже несколько лет. Главное достижение израильской дипломатии состоит в том, что до сих пор не происходило столкновений между нашими и российскими военными в Сирии, а нашим ВВС удается беспрепятственно уничтожать базы и оружейные конвои Ирана и "Хизбаллы". Что касается возможностей (и желания) Москвы ограничить экспансию Ирана в Сирии и Ливане, то по этому поводу эксперты выражают изрядный скепсис. 

Вооружение "Хизбаллы" и приближение Ирана к израильским границам – опасность настолько серьезная, что трудно подвергать сомнению необходимость тонкой дипломатии и постоянных переговоров с Кремлем. 

Второй часто упоминаемый фактор, , - судьба российских евреев. Иногда их называют заложниками, которые неизбежно пострадают, если отношения Иерусалима и Москвы испортятся. Трудно сказать, насколько повредит евреям России, если Путин перестанет ходить в Музей толерантности и принимать в Кремле раввина Берл Лазара: что до антисемитизма, он неизбежно расцветает на фоне растущего национализма. Вероятно, здесь куда важнее возможность израильских предпринимателей развивать бизнес в России. 

Говорят также, что Израиль в своей внешней политике должен учитывать настроения русскоязычного электората, но это звучит сомнительно. Среди русскоязычных олим много выходцев из других стран бывшего СССР, и даже приехавшие из России далеко не всегда поддерживают нынешнюю власть. 

Собственно, кроме фактора безопасности (который, разумеется, перевешивает все остальные), остается только одна существенная сторона – моральная. В кои веки Израиль предстает в международной политике не агрессором, не камнем преткновения на пути к урегулированию, а мудрым дипломатом, стоящим над схваткой и поддерживающим отношения с представителями разных лагерей. Это новый для нас опыт, непривычный и вызывающий законную гордость. Наконец у Израиля появилась возможность проявить на практике свой принцип невмешательства в чужие конфликты (прежде почти все региональные конфликты затрагивали нас так или иначе). Невольно вспоминается, как евреи-советники при дворах средневековых правителей помогали заключать международные сделки и порой даже предотвращали войны. Не ждет ли нас роль подобного посредника между Востоком и Западом? 

Вряд ли такое случится, но не стоит недооценивать этот фактор. Обстановка в регионе (да и во всем мире) чрезвычайно нестабильная и взрывоопасная, и любой островок покоя, любая возможность договариваться сегодня важны как никогда. Вполне вероятно, что сотрудничество Израиля и России может стать последней преградой, которая удержит мир от глобального вооруженного столкновения. Впрочем, и эта преграда очень хрупкая; в любой момент происходящие вокруг события могут задеть интересы еврейского государства, и тогда Израилю придется ответить, невзирая на добрые отношения с Москвой. 

Наконец, не следует тешить себя иллюзиями. Россия записывает Израиль в союзники не из-за особой любви президента Путина к евреям и не из-за визитов премьера Нетаниягу, а исключительно из-за боеспособности нашей армии, с которой российским военным совсем не хочется вступать в противостояние. Военная сила остается самым убедительным дипломатическим фактором, и для Израиля он работает лучше всего.

counter
Comments system Cackle