Ложный враг
Фото: Getty Images
Ложный враг

Настоящие друзья Израиля должны бы порекомендовать Нетаниягу заключить мир, пока Махмуд Аббас еще у власти, потому что тот, кто займет его место, может оказаться гораздо менее умеренным.

В конце 1941 года японцы напали на Перл-Харбор и объявили войну Соединенным Штатам. Со своей стороны объявил США войну их нацистский союзник, а также его сателлиты. 

Есть анекдот на этот счет. Корделл Халл, государственный секретарь США, к которому пришел посол Венгрии, чтобы объявить войну, решил пошутить. 

-Венгрия, Венгрия? - переспросил он.- У вас республика? 

-Нет, - ответил посол. - У нас монархия. 

-В самом деле? Кто же ваш король? 

-У нас нет короля, но есть регент, Адмирал Хорти. 

-Адмирал? Значит, у вас есть большой флот? 

-У нас вообще нет флота, потому что у нас нет выхода к морю. 

-Странно… Монархия - без короля, адмирал - без флота. Объясните же мне, пожалуйста, почему вы объявляете нам войну? Какие у вас претензии к США? 

-Никаких, но у нас есть претензии к Румынии. 

-Почему же вы не объявляете войну Румынии? 

-Это невозможно! Румыния - наш союзник. 

Я вспоминаю этот анекдот всякий раз, когда Биньямин Нетаниягу изрекает угрозы Ирану, от которых кровь стынет в жилах. Война с Ираном у него на первом месте. Он предупреждает об опасности иранских усилий по созданию ядерного оружия, намекая на наличие у нас «тайного» ядерного арсенала. 

Почему? 

Бог весть. Я отчаянно стараюсь понять причину израильско-иранского конфликта, схватки не на жизнь, а насмерть, и не могу найти никакой. Совсем никакой. Ноль без палочки. 

В основе войн между нациями - конфликт интересов. Существуют ли какие-то конфликты интересов между Израилем и Ираном? 

Абсолютно никаких. 

У Израиля есть конфликт с арабским миром, который отказывается признать его и поддерживать с ним нормальные отношения, пока не будет заключен мир между Израилем и палестинским народом. Израиль фактически ведет войну с Сирией и Хизбаллой. 

Иран стремится стать великой мусульманской державой в этом регионе. Поэтому он фактически ведет войну с Саудовской Аравией (которая стремится к тому же) и с ее сателлитами. Представляется, что у Израиля и Ирана возникла общность интересов. 

И в самом деле, не так давно имел место прочный, хотя и неофициальный, союз между Ираном и Израилем. Тогда в Иране правил шах, а Израиль действовал там, как заблагорассудится. Иран стал для Израиля базой интенсивной военной и политической деятельности в иракском Курдистане. «Шабак» - израильская секретная служба - вел подготовку сотрудников наводившей страх иранской секретной службы «Савак». Если не считать США, Иран был ближайшим израильским союзником. 

Что же случилось? Случилось то, что, в Иране сменился режим. Шаха свергли, и на его место пришли аятоллы. Аятоллы - религиозные лидеры, и во имя шиитского ислама они прокляли «еврейское государство». 

Но религиозная идеология не заменяет основных интересов страны. Они зиждутся на объективных фактах, прежде всего, географических. Даже религиозные войны 17-го века были порождены, главным образом, национальными интересами, а религия была лишь предлогом. 

Национальные интересы со сменой режима не меняются. 

Самый очевидный пример - Россия. Когда большевицкая революция свергла царей, иностранная политика не изменилась. Когда коммунистический режим сломался и власть со временем перешла к Владимиру Путину, иностранная политика осталась, в целом, такой, как если бы ничего не случилось. 

Действительно, если речь идет о жизненно важных интересах Ирана, аятоллы отнюдь не пренебрегают израильской помощью. Во время иракско-иранской войны Израиль снабжал аятолл оружием. Это происходило почти открыто во время так называемого «кризиса заложников». Мой друг Амирам Нир, в то время чиновник в области безопасности, доставлял его в Иран. 

Мысль, будто Иран может напасть на вооруженный ядерным оружием Израиль и рискнуть своим существованием, нелепа. 

Иран - наследник одной из древнейших цивилизаций мира, почти столь же древней, как и Египет. В сравнении с ней, еврейская цивилизация - младшая сестра. В самом деле, некоторые эксперты считают, что еврейская религия многим обязана иранской цивилизации. 

Кир «Великий» основал крупнейшую империю того времени. Он создал систему терпимости и прогресса. В частности, он отпустил изгнанных евреев обратно в Иерусалим. «Возвращение в Сион», как считают многие эксперты, явилось подлинным начало иудаизма. 

Правда, все это было очень-очень давно. Но, как сказано выше, жизнь объективных интересов тоже очень долгая. 

Почему же иранцы проклинают нас? Почему извергают на нас огнь и серу? 

Ответ простой. Для иранцев ненависть к Израилю - это орудие для достижения собственных целей. 

Подлинная цель иранцев - стать главной силой на всем мусульманском Ближнем Востоке. Они идут к ней упорно и с немалым успехом. Логика такова: мусульманский мир ненавидит Израиль. Арабы Ближнего Востока ненавидят Израиль. Поэтому ненависть к Израилю может быть эффективным политическим инструментом. 

Весьма любопытно, что Биньямин Нетаниягу следует той же логике, но наоборот. Дональд Трамп ненавидит аятолл. Многие в западном мире их боятся. Поэтому Нетаниягу использует ненависть к Ирану как свое главное политическое оружие. Он разъезжает по всему миру и повсюду пользуется им. Это главная тема его зажигательных речей в ООН, Конгрессе США и ЭЙПАК. 

Оно также неплохое лекарство от его личных бед. Теперь он по уши завяз в разных коррупционных делах, включая крупные взятки. Его почитатели готовы их проигнорировать, потому что он - единственная защита от ужасного уничтожения аятоллами, которые овладеют ядерным оружием. 

Поскольку Президент Трамп тоже имеет против Ирана зуб и хотел бы выйти из международного соглашения, по которому Иран обязался приостановить значительную часть своей ядерной программы в обмен на соответствующие уступки, гневная риторика Нетаниягу цементирует их дружеские отношения. 

В последнее время иранцы оборудуют базы в Сирии и Ливане, вблизи границ Израиля. Израильская авиация время от времени их бомбит, гордо демонстрируя аэрофотоснимки, подтверждающие свой успех. Эти атаки, конечно, повышают доверие к Ирану в глазах арабского мира. И все довольны. 

Все же такая ситуация опасна. В ее основе израильско-арабский конфликт, который может взорваться в любую минуту по самым разным причинам. Израильские «военные эксперты» пророчат в скором времени новую израильско-арабскую войну, возможно, против Сирии и Хизбаллы. На этой неделе по всей стране испытали сирены воздушной тревоги. 

Наилучший способ избежать войны - заключить мир со всеми арабскими странами. Это значит, что мир нужно заключить, прежде всего, с палестинцами. 

Нетаниягу гордо говорит нам, что он одержал значительную победу - достиг сотрудничества с Саудовской Аравией и Арабскими Эмиратами, которые теперь ведут при поддержке Ирана войну с йеменскими повстанцами. Победа в этой войне саудовцам пока не светит. 

Израильско-саудовское сотрудничество хранится в большом секрете. Саудовский наследный принц, очень молодой и неопытный диктатор, не может его открыто признать, потому что массы арабов повсюду, включая его королевство, видят в Израиле заклятого врага. 

Ни одна арабская страна не может заключить с Израилем настоящий мир, пока Израиль продолжает оккупировать Палестину, а палестинцы остаются под властью жестокого оккупационного режима. Давний саудовский мирный план еще где-то хранится, но израильское правительство его совершенно игнорирует. 

Израиль действительно подписал мирные соглашения с Египтом и Иорданией, но ничего и отдаленно напоминающего всеобъемлющий мирный договор между этими странами нет. Первоначальный энтузиазм давно испарился, и как египетское, так и иорданское правительство свели отношения к минимуму, сознавая, что их народные массы не приемлют Израиль. 

Так что, палестинцев не обойти. 

Настоящие друзья Израиля должны бы порекомендовать Нетаниягу заключить мир, пока Махмуд Аббас (Абу-Мазен) еще у власти. Через две недели ему исполнится 83 года, и здоровье у него слабое. Он глубоко предан миру. У него нет очевидного преемника, и тот, кто займет его место, может оказаться гораздо менее умеренным. 

Но Нетаниягу нет до этого дела. Мир - последнее, что волнует его беспокойный ум. Он гораздо более озабочен поддержанием вечного конфликта с арабами и Ираном. 

И, в конце концов, что это за жизнь без врагов?

counter
Comments system Cackle
Загрузка...