Мотивации - ноль?
Фото: Getty Images
Мотивации - ноль?

Вроде бы наша армия не испытывает недостатка в призывниках. Так что, может, пусть в ней, действительно, лучше служат те, кто идет служить с радостью и с мотивацией, чем те, кого приведут на призывной пункт под конвоем полиции? Или же наши идеологи немного привирают, и у нас не все так хорошо с мотивацией? 

Вообще, вся суета вокруг призыва «харедим» (представителей ортодоксальных еврейских общин) в армию, длящаяся уже столько, сколько существует наше государство, напоминает бег хомячка в колесе. Сначала с большой помпой кнессет принимает якобы р-р-революционные законы, и депутаты начинают убеждать нас, что вот-вот на горизонте замаячат стройные ряды воинов с пейсами, во что, впрочем, не верит ни один из голосующих за эти законы. Потому что каждый раз в законе заложены хитроумные оговорки, позволяющие «харедим» избежать казармы. Что они успешно и делают. Тогда борцы за равноправие, желающие все-таки увидеть эти харедимные батальоны, обращаются в БАГАЦ, который отменяет закон, противоречащий основным законам о всеобщем призыве и равенстве обязанностей. И все начинается по новой. 

В 2002 году Кнессет согласился с рекомендациями комиссии под председательством отставного судьи Цви Таля и принял закон «имени его имени». Я уже, честно говоря, забыл все детали этого разрекламированного закона, но умные люди сразу сказали, что единственная цель этого закона — позволить «харедим» уклоняться от призыва на законном основании. Правда, нам на голубом глазу обещали, что закон Таля (с экспериментальным сроком действия в пять лет) широко распахивает для ультраортодоксов двери (да что двери — ворота!) в ЦАХАЛ. Но прошли заветные пять лет и выяснилось то, чего можно было и не выяснять. Толп призывников-«харедим» на призывных пунктах не наблюдалось. 

Но на том же голубом глазу депутаты кнессета стали нам объяснять, что, дескать, да, толп нет, но тенденция, однако, есть. То есть, условно говоря, если до закона Таля призывались сто человек, то теперь призываются сто пятьдесят, что в полтора раза больше! А значит, закон Таля худо-бедно (и то, и другое) работает! И надо его продлить еще на пять экспериментальных лет. Так прошло еще пять лет. 

В 2012 году упрямые сторонники всеобщего призыва обратились в БАГАЦ, и тому ничего не оставалось, как признать, что закон Таля не дал результата (повторюсь: о том, что он ничего не даст, было ясно всем с самого начала, но десять лет волынку протянули), и кроме того, он противоречит закону о равноправии в обязанностях (десять лет это почему-то БАГАЦ не смущало!). Посему закон был отменен, и «дело» — если считать это делом — вернулось в кнессет. 

В 2013 году на выборах в кнессет случилось нечто странное, и была создана, по-моему, первая в истории коалиция без ортодоксов. И на волне энтузиазма взамен закона Таля в 2014 году были принят новый закон о призыве в армию, который предусматривал уголовное наказание для «харедим», уклоняющихся от… нет, не призыва, а от явки на призывной пункт за освобождением от призыва! Но те ответили просто: ноги нашей на призывном пункте не было и не будет, всех не пересажаете, тюрем не хватит, они и так переполнены. И были они правы. Во-первых, их ноги там не было, а во-вторых, через год были новые выборы и новое правительство , с теми, без кого оно не полно: ультра- и просто ортодоксы. И главным требованием ортодоксов сразу стала поправка к закону о призыве. Они требовали отменить для «харедим» уголовное наказание за уклонение от призыва. Против шантажа ортодоксов «нет приема», и поправка была принята. При этом Нетаниягу и Беннет голосовали против того, за что они голосовали всего пару лет назад! 

Но уже тогда было ясно, что испытание БАГАЦем эта поправка не пройдет. Потому что светским «уклонистам от призыва» — прямая дорога в тюрьму, а основного закона о равенстве прав и обязанностей никто не отменял. И сколько «своих» судей в БАГАЦ не проводи госпожа Шакед, если судьи вершат правосудие по закону, а не по понятиям, как хотелось бы министру юстиции с инженерным образованием, у них нет выбора. Поэтому спустя пару лет судебной волокиты поправка была отменена БАГАЦем восемью голосами против одного. Причем, среди этих восьми несколько точно были «правыми» со своим личным взглядам. 

Сейчас снова коалиция грозит рухнуть из-за закона о призыве (точнее — непризыве) «харедим». Партии, входящие в коалицию, спорят о формулировке, но не о содержании. Нетаниягу говорит, что формулу закона должен одобрить юридический советник правительства, чтобы она хоть как-то могла претендовать на согласие БАГАЦа. Ортодоксам на согласие БАГАЦа плевать. ну и что, что года через три БАГАЦ закон отменит и все начнется по новой. Главное, выиграно время. Умники-депутаты придумывают, как бы сделать так, чтобы ничего не делать, то есть, чтобы и ортодоксов удовлетворить, и приличия соблюсти. Ну, второе точно не удастся. 

И снова кипят общественные страсти вокруг призыва. А между тем, давайте честно ответим самим себе на вопрос: зачем нам и нашей армии нужны эти призывники в шляпах-штреймлах? А просто так! Нашим детям от их призыва легче служиться не будет. Просто потому что призыва все равно не будет. Ясно ведь, что призвать сколь-нибудь значительное число ультраортодоксальной молодежи не удастся, потому что они… не хотят служить, независимо от того, есть закон или нет.

Один специалист на днях сказал во время обсуждения в радиостудии, что, когда говорят о постепенном росте числа «харедим» в армии, следует понимать, что или это не «харедим», или это не армия. Потому что под графу «харедим» заносят людей, ушедших из ультрарелигиозной общины. Да и армия в которой выполняются все ультраортодоксальные ограничения — уже не армия.

Лицман и раввины однозначно заявили: с законом или без него эти ребята все равно служить не будут. У них нет мотивации. Если верить нашим идеологам, ЦАХАЛ силен мотивацией, и наши ребята и девушки только и мечтают, чтобы послужить в армии. Вроде бы наша армия не испытывает недостатка в призывниках. Так что, может, пусть в ней, действительно, лучше служат те, кто идет служить с радостью и с мотивацией, чем те, кого приведут на призывной пункт под конвоем полиции? Или же наши идеологи немного привирают, и у нас не все так хорошо с мотивацией? 

А пока идет вся эта возня вокруг закона о призыве, которая длится уже шестнадцать лет и будет длиться еще как минимум столько же, армейское командование в страшных снах видит перспективу массового призыва выходцев из Бней-Брака и Меа-Шаарим. Не дай бог, однажды «справедливость» восторжествует! Это же хлопот не оберешься! Придется из зон видимости этих воинов убирать всех девушек-военнослужащих, а кашрут у каждого из них будет от своего персонального раввина, и для каждого слово своего раввина будет важнее команды командира. Да и при обращении с современной техникой знание Талмуда и Торы при всех их достоинствах помогает не слишком. Во всяком случае, меньше, чем знание математики и других естественных наук. 

Сдается мне, страсти вокруг призыва устраивают всех. Одни политики могут заработать несколько очков на антиклерикальной риторике, религиозные партии могут продемонстрировать, кто в коалиции хозяин, ликудники в очередной раз могут свалить все на «левый» БАГАЦ, «оторванный от реальной жизни», сторонники БАГАЦа в очередной раз смогут возрадоваться, что ортодоксов «окоротили», а СМИ (и я как их служитель) имеют постоянную повторяющуюся тему для горячего обсуждения.

Посему, предлагаю последовать совету мудреца, и со смирением принять то, чего изменить не можем.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...